Выставочный зал
   ТЕКУЩИЕ ВЫСТАВКИ
   АНОНС ВЫСТАВОК
   ПЕРЕДВИЖНЫЕ ВЫСТАВКИ
   АРХИВ ВЫСТАВОК
   АВТОРЫ
МУЗЕЙ ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ   АРХИВ А.Д. САХАРОВА
   ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ >> Архив выставок >> Осторожно, религия!  

 

                                                                         Следователю  прокуратуры ЦАО г.Москвы Котовой Е.К.
Адвокатов Шмидта Ю.М., Костроминой К.Л. в защиту обвиняемого Самодурова Ю.В.
 
 

                                                  Х О Д А Т А Й С Т В О

 

            Уголовное дело по обвинению Самодурова Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 282 УК РФ, подлежит прекращению по следующим основаниям.

 

            1. В соответствии со ст. 9 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время его совершения. Ст. 10 УК РФ гласит, что закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.    

            Инкриминируемые Самодурову деяния совершены в январе 2003 года. 16 декабря того же года вступил в силу закон, которым в статью 282 УК РФ были внесены изменения. И хотя санкция новой редакции нормы более мягкая (чем, безусловно, и должен руководствоваться суд при назначении наказания), ее диспозиция существенно отличается от ранее действовавшей, в первую очередь, тем, что устанавливает преступность деяний,  ранее не считавшихся таковыми.          

            И по новому, и по старому закону наказуемы действия направленные на возбуждение национальной и религиозной вражды, (в новой редакции – вражды по признакам национальности, отношения к религии, то есть смысл остался прежним). Однако закон от 8 декабря 2004 года к словам «возбуждение вражды» добавил еще и «ненависти», причем «ненависть» поставил на первое место.

            Каждое понятие, используемое в уголовном законе, имеет правообразующее значение. В данном случае различие подчеркивается союзом «либо»: «ненависти либо вражды». В момент совершения инкриминируемого деяния уголовно наказуемыми были только действия, направленные на возбуждение вражды. Таким образом, в силу ст. ст. 9 и 10 УК РФ предъявление Самодурову обвинения в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти, недопустимо.

 

            2. Статья 282 УК РФ в редакции, действовавшей во время совершения Самодуровым инкриминируемых деяний, как и ныне действующая норма, устанавливала ответственность за действия, направленные на унижение достоинства. Однако между старой и новой редакциями имеется существенное различие. До декабря 2003 года уголовно-наказуемыми признавались действия, направленные на унижение только национального достоинства. Ответственность за возбуждение религиозной вражды была и в тот период, а вот за действия, направленные на унижение религиозного достоинства (или достоинства по признаку отношения к религии) уголовной ответственности не было.

            Таким образом, и в этой части следствие инкриминирует Самодурову деяния, не признававшиеся преступными в момент их совершения. С учетом приведенных выше положений  статей 9 и 10 УК РФ, полагаю необходимым прекратить дело в части обвинения Самодурова в совершении действий, направленных на унижение достоинства группы лиц по признаку  отношения к религии.

 

3. Совершенное деяние может считаться преступным только в том случае, если оно является общественно опасным. По своему конституционному смыслу статья 282 УК РФ направлена на защиту закрепленного в главе 1 Конституции России равноправия граждан независимо от их убеждений, национальной и религиозной принадлежности. Ее главная цель состоит в защите прав меньшинств, недопущении их дискриминации. Вряд ли в условиях Москвы в подобной защите нуждается такая институциональная конфессия как православие, такое религиозное объединение как Русская Православная церковь, и составляющие подавляющее большинство населения этнические русские. С учетом характера совершенных обвиняемыми действий, их контекста (о чем подробнее будет сказано ниже) можно утверждать, что они лишены такого обязательного признака как общественная опасность, а потому в силу п. 1 ст. 14 УК РФ не являются преступными.

 

            4. Хотя объективная сторона формального состава преступления не требует обязательного наступления вредных последствий, наличие либо отсутствие таковых является существенным обстоятельством, и в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ входит в предмет доказывания по делу. Установлено, что некоторым количеством  верующих  сам факт проведения выставки расценен как оскорбление их религиозных чувств. Известно также, что лично выставку посетили всего несколько человек, которых специально туда никто не звал. И шли они не для удовлетворения своих культурных запросов, не потому, что их интересовало творчество художников, а, имея заранее определенную цель: уничтожить выставленные на ней экспонаты. Подавляющее большинство тех, кто поспешил публично выразить свой протест, на выставке не были, свое мнение о ней составили исключительно на основании тенденциозных публикаций в некоторых средствах массовой информации. В то же время, очевидно, что оскорбление религиозных чувств верующих не идентично унижению достоинства человека по признаку отношения к религии. Назвав свой знаменитый роман «Униженные и оскорбленные», Ф.М. Достоевский подчеркнул смысловое различие этих понятий.

            Из диспозиции статьи 282 УК РФ следует, что под враждой как возможном последствии преступления законодатель понимает враждебные чувства по отношению к национальной или религиозной группе, которые испытывающее их лицо (субъект преступления) разожгло у третьих лиц. В настоящем деле ничего подобного не произошло. Единственным результатом действий обвиняемых стала вражда, которую они, то есть субъекты преступления, разожгли у объекта своей преступной деятельности… к самим себе.

           

            5. Обвинение в преступлении, предусмотренном ст. 282 УК РФ, правомерно только при установлении у виновного прямого умысла на разжигание вражды и унижение достоинства. Он должен предвидеть, что его действия могут привести к таким последствиям, и желать их наступления. Это вытекает из единственно возможного толкования самой нормы и подтверждается опубликованной судебной практикой, всеми известными научно-практическими комментариями.       

            Для признания Самодурова виновным совершенно недостаточно констатировать тот факт, что в результате его действий или высказываний кто-то посчитал свое человеческое достоинство униженным (или хотя бы почувствовал себя оскорбленным). Необходимо доказать, что он сознавал незаконный характер своих действий, предвидел  последствия в виде разжигания вражды и унижения человеческого достоинства,  и желал их.

            Давая согласие на проведение выставки, Самодуров понимал, что некоторые экспонаты могут вызвать негативную реакцию со стороны части верующих, поскольку выражают отнюдь не благоговейное, а порой даже критическое отношение их авторов к религии вообще и к Русской Православной церкви в частности. Можно согласиться с тем, что в ряде экспонированных работ выражено прямое неприятие художниками отдельных сторон жизни церкви, в частности, ее коммерциализации и политизации, претензий на обладание истиной в последней инстанции, нетерпимостью к инакомыслию.

            В соответствии со статьей 14 Конституции Российская Федерация  является светским государством. Никакая религия в ней не установлена в качестве государственной или обязательной, религиозные объединения, включая РПЦ, отделены от государства и равны перед законом. Статьи 28 и 29 закрепляют свободу совести, право каждого исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, право свободно производить и распространять информацию. Статья 44 гарантирует свободу художественного творчества, право каждого на участие в культурной жизни, пользование учреждениями культуры и доступ к культурным ценностям.

            В своей деятельности директора музея Самодуров руководствовался требованиями Конституции и законов России. Он не был обязан ориентироваться на средневековое сознание религиозных фундаменталистов, считающих христианство, православие и РПЦ зонами, недоступными для критики, и как тяжкое оскорбление воспринимающих любое неканоническое использование сакральных символов в художественном творчестве.

            Для правильной оценки субъективной стороны, отношения обвиняемого к своим действиям и их возможным последствиям, необходимо учесть контекст экспонирования. Известно, что одни и те же действия могут оцениваться диаметрально противоположно в зависимости от контекста, в котором они совершаются. Так, антирелигиозная пропаганда, отрицание догматов веры, пародирование священных символов, да даже простая демонстрация профанного в храме среди пришедших на богослужение верующих, в местах паломничества может быть справедливо расценена как оскорбление религиозных чувств. Запрет в этом случае будет оправдан. Об этом прямо говорит ст. 6 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях»:

            «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания…  запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещается».

            Но если такой запрет распространить на лектории, музеи, выставочные помещения – это будет прямым и грубым ущемлением прав и свобод, гарантированных каждому Конституцией России, ее законами и основополагающими документами международного права. Как атеисты обязаны считаться с чувствами и правами верующих, так и верующие православные не вправе посягать на права атеистов или приверженцев иных конфессий.     

            Можно привести множество примеров того, как совершенно неуместное и недопустимое в одном контексте действие, вполне допустимо и даже поощряемо в другом.

Современное общество представляет собой сложный механизм, в нем приходится уживаться людям разных национальностей, культур, конфессий, вкусов и предпочтений. Все законы цивилизованного мира исходят из того, что наличие прав и свобод у одного человека не исключает наличие таких же прав у другого. И все обязаны считаться с этим. Законы должны обеспечить баланс прав, создать условия, в которых тот, кто не хочет испытывать нравственные страдания от соприкосновения с чуждой ему культурой, традициями и предпочтениями, имел бы возможность осознанного выбора. Зачем защитнику  животных приходить на бой быков, трезвеннику в рюмочную, а монаху в секс-шоп? Зачем верующим идти на выставку, само название которой наводит на мысль о возможной демонстрации атрибутов «еретического» мировоззрения? Впрочем, в нашем случае они и не скрывали, что пришли с заранее обдуманным намерением разгромить ее. Именно они,  религиозные фанатики, проявили нетерпимость к чужим взглядам, посягнули на правоохраняемые интересы чуждой им группы лиц. С позиций религиозного фундаментализма и нетерпимости к любому инакомыслию дали свое заключение по настоящему делу и эксперты, о чем подробно сказано в ранее представленных ходатайствах. Самодуров и другие обвиняемые, напротив, не посягали ни на чьи права, а поступали в строгом соответствии с нормами Конституции и законов России. Агрессивные действия верующих хулиганов, ведомых фанатичными пастырями, лишний раз подтверждают, что «прогнило что-то» в Русской Православной церкви, следовательно, подобная выставка как форма протеста против негативных сторон в деятельности РПЦ и тоталитарных устремлений части влиятельных сановников была не только допустима, но и весьма своевременна.

 

8. Уголовное дело против Самодурова было возбуждено в результате обращения Государственной Думы РФ к Генеральному прокурору, а также личной инициативы некоторых депутатов в ответ на обращенное к ним письмо протоиерея Шаргунова. В этом клеветническом письме вся разносторонняя – образовательная, просветительская, культурная и правозащитная деятельность Центра-музея им. А. Сахарова - обозначена  как «представляющая угрозу конституционному строю». При этом не имеющая никакого собственного представления о выставке и ее экспонатах Дума в своем обращении прокурору безапелляционно заявляет, что они «направлены на разжигание религиозной вражды, унижают чувства верующих». Налицо прямое вмешательство законодательной власти в компетенцию власти судебной.

Предварительное расследование следователь Цветков (при попустительстве со стороны руководства прокуратуры ЦАО) осуществлял крайне пристрастно, тенденциозно, с грубым нарушением норм УПК и прав обвиняемых. Он приобщил к материалам дела 13 томов жалоб на участников и устроителей выставки со стороны граждан, которые сами на ней не были, ничего не видели, но, тем не менее, выражают свое «глубокое возмущение» их действиями. Явно инициированные церковными фундаменталистами эти жалобы напоминают недавние мрачные времена, когда советские люди в массовом порядке писали письма протеста: «я Пастернака (Солженицына, Бродского) не читал, но выражаю гневный протест против этого клеветника (отщепенца, тунеядца) и требую его сурового наказания». Жалобы, равно как и черносотенный видеосюжет из телепрограммы «Московия», также никакими признаками вещественного доказательства не обладающий, приобщены к материалам дела с очевидной целью – оказать противозаконное давление на суд.

21 февраля 2004 года в Санкт-Петербурге группа неизвестных учинила погром а помещении художественной выставки «С.П.А.С.», где экспонировались работы художника О. Янушевского. Характер выставки и почерк преступников не оставляют сомнения, что и в этом случае погромщиками были уверенные в своей безнаказанности православные фанатики. Их уверенность питается фактом освобождения от ответственности их московских единомышленников Продолжение производства по делу, конечно, может привести к временному торжеству фанатиков и мракобесов от РПЦ, но, в конечном счете, обернется международным скандалом, позором для России и ее судебной системы.

        

 

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ,

                                                ПРОСИМ: 

Уголовное дело по обвинению Самодурова Ю.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 282 УК РФ, прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Адвокаты                                                                          Шмидт Ю. М.

                                                                                           Костромина К. Л.

 

<< Вернуться в список рубрик посвященных выставке "Осторожно, религия!"

 
 
 
 
 
 
 


© Сахаровский центр

Политика конфиденциальности

Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента. Это решение мы обжалуем в суде.