Губад ИБАДОГЛЫ
Издержки “переходного периода” в Азербайджане

В конце 80-х - начале 90-х годов в Азербайджане, как и во всех республиках СССР (затем - “бывшего СССР”), доминировали радужные представления о том, что переход к рынку неизбежно принесёт с собой быстрое и резкое улучшение экономического положения народа. Сейчас, спустя десять лет, мы можем констатировать, что произошло прямо противоположное - улучшилось, и улучшилось в громадных масштабах, только положение численно ничтожной группы, и без того очень неплохо жившей при Советской власти, бывшей номенклатуры и ещё меньшей численно группы новых богачей, образовавших элиту постсоветского азербайджанского общества. При этом обогащение этой элиты происходило, как и везде, за счёт широких масс населения, материальное положение которых резко ухудшилось.

Почему это произошло? Очевидно, этот процесс обогащения богачей и обеднения бедных делало неизбежным то, что в Азербайджане, как практически во всех постсоветских республиках, возникла авторитарная система правления, опирающаяся на бывшую номенклатуру, власть которой фактически не подконтрольна народу. Азербайджанский алиевский режим - это наш национальный вариант авторитарных режимов, установившихся почти по всему “постсоветскому” пространству. Естественно, что когда рыночные реформы и приватизация осуществляются не подконтрольной народу властью, они просто не могут не осуществляться в интересах прежде всего этой власти, господствующей элиты.

В настоящей статье мы не в состоянии дать целостной и полной картины того, как осуществлялся в Азербайджане переход бывшей “общенародной” и индивидуальной собственности массы рядовых граждан в руки правящей элиты, возглавляемой алиевским кланом. Создание такой целостной картины - дело будущего. Но кое-что видно и может быть показано уже сейчас, и мы постараемся это сделать.

Развал Союза и разрушение интеграционных связей требовали создания новых экономических и финансовых отношений и новой инфраструктуры. Некоторые меры по реформированию экономики Азербайджана были предприняты ещё при А. Муталибове - упразднены структуры бывшего ОБХСС, приняты Закон о защите иностранных инвестиций и Закон об индексации доходов граждан. В 1992 году с приходом к власти национально-демократических сил начал свою деятельность Национальный Банк. В августе 1992 года была введена в оборот национальная валюта - манат, привязанная к российскому рублю (в соотношении 1АзМ=10РР). До 1 января 1993 года национальную валюту в обороте сопровождал также российский рубль. Начали осуществляться реформы структуры управления - были созданы Государственный комитет по имуществу, Антимонопольный комитет, Фонд поддержки предпринимательства, Комитет по иностранным инвестициям и др. Были приняты законы о приватизации, о ценных бумагах и фондовых биржах, подготовлен проект большого нефтяного контракта. Естественно, что и в этот период сколачивались крупные состояния, в том числе и “неправедным” путём, лицами, выдвинувшимися при новой власти (можно привести пример президента Госконцерна “Азершерсть”, представителя президента А. Эльчибея в Карабахе и командующего армией С. Гусейнова, затем - организатора мятежа и некоторое время - премьер-министра). Но высшее политическое руководство в этот период в процессе перераспределения богатств и формирования личных капиталов не участвовало и в целом довольно осторожно подходило к процессам приватизации, боясь возникновения на основе теневых капиталов той крупнейшей, повязанной с криминалом - с одной стороны, и с бюрократией - с другой, буржуазии, которую потом в России стали называть “олигархами”. Мы не можем сказать, как развивался бы социально и экономически Азербайджан, если бы сохранилась власть национально-демократических сил и все намеченные экономические и политические реформы были проведены в жизнь. Но процесс осуществления реформ был приостановлен мятежом 4 июня 1993 года.

Проведённая в начале 90-х годов на всём постсоветском пространстве радикальная и спешная либерализация цен привела к разрушению уравновешенной советской экономики и стагнации основных народнохозяйственных комплексов бывших союзных республик. Появление новых возможностей во внешней торговле, налаживание самостоятельных хозяйственных связей со странами Запада приводили к экспорту сырья и материалов и стимулировали массовый импорт дешёвых (хотя чаще всего - некачественных) продовольственных товаров.

В стартовых для системных изменений 1992-1993 годах увеличивающийся рост темпов инфляции стал причиной обесценивания личных средств граждан. Финансово-фискальная политика в форме замораживания зарплат в условиях высокой инфляции углубляла социальные проблемы. В следующие годы переход инфляции в гиперинфляцию создал еще бoльшую напряженность. Так, в 1993-1994 годах уровень инфляции составил, соответственно, 1130 и 1664 процентов.

В данной ситуации финансово-кредитные институты и так называемые благотворительные фонды привлекали огромные средства, сбережения граждан. Среди них особо выделялись благотворительное общество “Вахид” и банки “Хаял” и “Мерхемет”. Обещая населению высокие проценты, эти организации после привлечения огромных средств вскоре объявили себя банкротами. А представители правоохранительных органов, проверяющие их деятельность, вместо того чтобы поделить оставшиеся на их счетах суммы между вкладчиками и использовать для этой цели огромное количество дорогостоящего имущества (например, банку “Вахид” принадлежала суперсовременная киностудия, много лошадей ценных пород, здания, лимузины, дорогая оргтехника), распределили их между собой. Даже Особое управление при президенте, выявившее в одном из банков Кипра 420 тысяч долларов США, принадлежащие “Хаял”-банку, также не обеспечило их возврат вкладчикам. Всё это происходило при попустительстве Национального Банка и правительства, которые не добились создания специальных страховых и резервных фондов, подконтрольных себе. Более того, в последний момент к игре в пирамиду подключился даже Сбербанк. Это впоследствии ударило по имиджу всех банков, главной задачей которых в настоящее время является возвращение потерянного доверия населения. Таким образом, сосредоточение годами накапливаемых гражданами свободных денег и средств в нескольких структурах привело при попустительстве властей к частичному переделу первичного капитала огромного числа граждан. В громадной мере эти деньги оказались безвозвратно потерянными для Азербайджана и сейчас работают на экономику Турции. Как писала со ссылкой на данные Государственного Казначейства Турции газета “Хурриет”, сейчас азербайджанцами в турецкую экономику вложено не менее 750 миллионов долларов.

Со второй половины 1994 года правительство применяет монетарный метод регулирования, что помогло справиться с инфляцией, но привело к новым проблемам, связанным теперь с огромными неплатежами и регрессивной дефляцией (см. таблицу 1).

Из таблицы видно, что в Азербайджане уже больше года имеет место дефляция, сложилась опасная тенденция снижения ВВП на душу населения, а с начала 1998 года - и уровня иностранных инвестиций. Под напором МВФ дефицит бюджета снизился, достигнув в 2000 году 1,7 процента, а доходная и расходная части бюджета с 1995 года держатся на стабильнонизком уровне. Этот процесс сводит к нулю все усилия предпринимателей, сокращается производство, с 1998 года снижается уровень иностранных инвестиций, растет безработица, снижается потребительский спрос. И только в прошлом году Национальный Банк (НБ) и МВФ в какой-то мере переоценили последствия сдерживающей монетарной политики и попытались скорректировать тактику. Но даже после этого единственным шагом НБ было решение о переходе на плавающий курс маната, а необходимые комплексные меры так и не были приняты. Не увеличилась в обороте денежная масса, не приняты решения о снижении процентной и учетной ставок. В результате эта мера не дала реальных результатов, продолжается снижение цен и курса маната.

Таблица 1

Динамика основных макроэкономических показателей

Показатели 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999
ВВП, млрд манат 157,1 1873,4 10 669 13 663 15 791 16 144 16 457
Изменение, % -23,1 -21,9 -11,8 1,3 5,8 10,0 7,4
На душу населения, долл. США 177,6 - 321,6 421,0 507,5 537,0 508,3
Среднегодовой курс маната по отношению
к долл. США
118 4182 4414 4303 3986 3868 4119
Уровень инфляции, % 1129,1 1663,5 411,8 19,9 3,7 -0,8 -8,5
Дефицит бюджета, удельный вес к ВВП, % 7,1 11,5 5,2 2,9 2,5 2,0 2,8
Доходы бюджета, удельный вес к ВВП, % 35,0 31,7 14,9 14,7 16,2 14,4 17,0
Расходы бюджета - - 20,1 17,6 18,6 16,3 19,8
Инвестиционные вложения в экономику,
млрд манат
    2403 3939 6250 7367,1 4426,2
Из них иностранных     1657 2666 4878 5700 2370
Дефицит платежного баланса,
млн долл. США
- - 400,7 931,2 915,8 1365 599,7
Дефицит торгового баланса, млн долл. США -174,8 -141,1 -120 -329,4 -13 -471,8 -104,8

По последним статистическим данным, объём взаимных задолженностей в 1999 году превышал ВВП (равный 4 млрд долларов США) в 2 раза, кредитные вложения - более чем в 15 раз. В том же году 1579 предприятий и организаций прекратили свою деятельность, с убытком в 443,4 млрд манат. При этом, используя служебные возможности, многие руководители предприятий путём фиктивных денежных трансфертов и взаимозачётов опустошали государственную казну.

По расчетам ЕБРР, удельный вес теневой экономики в Азербайджане составляет более 65 процентов ВВП. В теневой экономике особо выделяется незаконный оборот в высокодоходных секторах. Незаконные операции сконцентрированы на импортируемых товарах с большим спросом. Вот несколько наиболее ярких примеров.

По данным министерства экономики годовая потребность в сигаретах составляет 460 миллионов пачек и эта потребность удовлетворяется - нехватки сигарет нет. Вместе с тем, в 1998 году объем внутреннего производства по стране составил 9,2 миллиона пачек, а импорта - 75 миллионов пачек. Как видно, способы ввоза или производства 375,8 миллиона пачек неизвестны. Эти цифры характеризует оборот, не прошедший таможенную регистрацию и учёт. По статистическим данным 1999 года было импортировано сигаретных изделий - 38,75 миллиона пачек, а произведено в стране - 2,25 миллиона пачек. В результате в этом году скрыты от официальной статистики 419 миллионов пачек сигарет, т. е. 225 миллионов долларов США. Приведенная ниже статистика по импорту сигаретной продукции указывает на то, что такая ситуация складывается с начала 90-х годов. Несмотря на то, что импорт сигарет в 1985 году был 490 миллионов пачек, показатель легального, учтённого импорта в следующих годах составил соответственно: в 1991году - 365 миллионов, в 1992 - 265 , в 1995 - 98, в 1997 - 35, в 1998 - 75, в 1999 - 38,75 миллионов пачек. В эти годы общий объём годового внутреннего производства не превышал 20 миллионов пачек.

Сравнительный анализ внешнеторговой статистики Азербайджана с учётом официальных данных стран-партнёров выявляет крупномасштабную коррупцию в области таможенного оформления и сбора налогов бюджетного назначения. Одним из главных внешнеторговых партнёров Азербайджана является Турция (в 1998 году 21 процентов, а в 1999 году 10,8 процента общего торгового оборота Азербайджана приходится на долю этой страны). При этом между официальными статистическими данными Азербайджана и данными турецкой национальной статистики по одним и тем же операциям большие различия. Разница составляет в 1997 году 141 миллионов долларов США, в 1998 - 107 миллионов долларов США, в 1999 году - 44 миллионов долларов США. Это подтверждает объём скрытых от госбюджета импортных пошлин и налогов в размере 110,9 миллионов долларов (объём только по данному типу операции за последние три года). В этих расчётах не учтён ещё один элемент присвоения - манипуляции с товарами, привлекаемыми и не привлекаемыми к налогу. Между тем Турция - важный, но далеко не единственный торговый партнёр, и, несомненно, схожая практика существует и в отношениях с другими странами.

Большое место в незаконном бизнесе занимает экспорт нефти. Из недавнего интервью советника спикера парламента Аджарии А. Абашидзе на радио “Свобода” выясняется, что из Азербайджана через порты Поти и Батуми ежегодно незаконным путём вывозятся на мировые рынки 6,5 миллиона тонн нефти и продается по средней цене 180 долларов за тонну. Таким образом, средства примерно более в 1 миллиард долларов США превращаются в личный капитал семьи Алиевых. (Все зарубежные поставки нефтепродуктов контролируются первым вице-президентом Государственной нефтяной компании Азербайджана по внешнеэкономическим связям Ильхамом Гейдар оглы Алиевым.) Средства, полученные таким образом, являются чистой прибылью. Так как производство и транспортировка незаконно экспортируемой нефти нигде не учитываются и их затраты относятся к себестоимости официально учтённого количества, себестоимость последних раздувается, а расхищенная нефть становится беззатратной.

По итоговым данным 1998 года в стране зарегистрировано 371 тысяча личных автомобилей. Если считать, что 70 процентов из них эксплуатируются и среднее потребление на единицу транспорта - 10 л бензина в день, выясняется, что их годовая потребность составляет 685385 тонн. Но по данным государственного производственного объединения “Азернефтеснабжение” эта цифра - 390 миллионов тонн бензина. Стоимость недостающих 295 385 тонн бензина составляет 443 миллиардов 676 миллионов манат, т. е. 110 миллионов долларов США. Принимая во внимание то, что 65 процентов этой суммы составляет акцизный налог, выясняется сокрытие 74 миллионов долларов от государственного бюджета. В данное время главным монополистом в сверхприбыльной сфере продажи бензина является компания “Азпетрол”, генеральный директор которой является родным братом министра государственного имущества.

Процесс приватизации приостановлен с 1999 года в результате развернувшейся в высших эшелонах власти борьбы группировок - сторонников чековой приватизации, группировавшихся вокруг Госкомимущества, и сторонников денежной приватизации в экономической службе президента. Интересы первой стороны были связаны с их обязательствами перед иностранными инвесторами, обладателями ваучеров и опционов на сумму 450 миллионов долларов, предназначенных прежде всего для приватизации Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР). Победила вторая группировка, ГНКАР не была допущена к приватизации и руководство ГКИ было отправлено в отставку.

Результаты реализации первой программы приватизации в Азербайджане можно оценивать с двух точек зрения.

Согласно статистическим данным на 1 января 2000 года, характеризующим количественную сторону процесса, приватизировано более 22 тысяч малых объектов и предприятий, на базе которых созданы акционерные общества. Таким образом, было организовано 1065 мелких и средних предприятий. По предварительным расчетам, уже приватизировано 90-95 процентов малых и 20 процентов средних предприятий.

Если же анализировать этот процесс на основании качественных показателей, то формальные, официально провозглашённые цели (привлечение широких масс населения к процессу экономической трансформации, обеспечение социальной справедливости в распределении акций) достигнуты не были. В то же время судьба большинства приватизированных предприятий оказалась плачевной, многие из них сейчас простаивают.

Согласно статистическим данным, после приватизации объём производства по 10 предприятиям бывшего государственного Торгово-промышленного концерна упал в 5 раз, по 14 предприятиям госконцерна “Азпищепром” - в 4 раза, по 22 предприятиям госконцерна “Товары народного потребления” - в 2 раза.

Из 90 бройлерных фабрик (суммарная годовая мощность которых составляла 60 тысяч тонн мяса птицы) сегодня действует 2-3 фабрики.

С другой стороны, в стране до сих пор не сформирован рынок вторичного обращения акций, сохраняется государственная монополия депозитарного центра “Мюлк”, не проведены общие собрания акционеров более чем в половине акционерных обществ, созданных на базе 1065 предприятий. Из 60 тысяч акционеров всего 3614 получили выписки из реестров и сертификаты по акциям. Пассивность населения связана с тем, что Государственный комитет по имушеству (ГКИ) переродился в коррумпированную структуру, которая в ходе приватизации создавала населению различные искусственные преграды. Другая причина связана с отсутствием у рядовых граждан первичного капитала. Кроме того, “непрозрачность” процесса, слабый общественный контроль не позволили простым людям извлечь пользу от участия в приватизации. Поэтому граждане предпочитают продавать свой пай, нежели вкладывать его в конкретные предприятия. Созданные ГКИ широкие возможности для возникновения компрадорской буржуазии противоречат основным пунктам Закона “Об антимонопольной деятельности” и обусловили появление новых монополистов, в частности в хлопководстве. Из существующих в стране 19 хлопкоочистительных заводов в ходе приватизации 12 перешли в собственность к турецкому консорциуму “НТК”. Первые результаты уже известны. За два последних сезона эти заводы установили цены на скупку сырья даже ниже себестоимости, в результате - огромные потери производителей хлопка, сокращаются объёмы производства и площади посева.

Ухудшение положения приватизированных предприятий можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, большинство этих предприятий испытывают острую нехватку в средствах, так как собственные и привлечённые средства для этих целей является недостаточными. Отсутствие в Азербайджане соответствующего рынка капитала, неэффективное кредитование затрудняют привлечение дополнительных средств для функционирования этих предприятий. Ещё более усугубляют ситуацию тяжёлое налоговое бремя в производственных отраслях и проблема неплатежей.

Наряду с этим удельный вес частного сектора в ВВП растет (таблица 2).

Таблица 2

Удельный вес частного сектора в ВВП Азербайджана
в 1994-1999 годах

  1994 1995 1996 1997 1998 1999
Удельный вес частного сектора в ВВП, % 29,0 34,0 38,0 46,0 55,0 58,0
Из них в промышленности         26,4 32,0

Созданы условия для участия внешних инвесторов в приватизации посредством приобретения государственных приватизационных опционов. По закону зарубежные инвесторы могут воспользоваться государственными приватизационными чеками посредством представления приватизационных опционов. Опцион - это ценная бумага на предъявителя, продаваемая за наличные деньги. Он выпускается с целью обеспечения участия иностранцев в приватизации государственной собственности. Согласно действующему законодательству Азербайджана, иностранные инвесторы могут принимать участие в процессе приватизации путём покупки опционов. Правительство приступило к их продаже с мая 1997 года. Цена одного опциона первоначально была установлена в размере 2 тысяч манат (приблизительно 0,5 доллара). Затем она поднялась до 4 тысяч манат и с 1 ноября 1997 года была увеличена в 25 раз и определена в размере 100 тысяч манат (25 долларов). Этим же распоряжением был установлен верхний предел количества продажи опционов иностранцам - 400 тысяч штук в одни руки. Наконец, постановлением кабинета министров от 25 апреля 1998 года цена опциона определяется следующим образом: не менее 10 процентов и не более 15 процентов номинальной стоимости акций, приходящихся на один приватизационный чек по результатам последних десяти чековых аукционов. В настоящее время 3 миллиона 370 тысяч чеков, т. е. 45 процентов выпущенных в оборот, сосредоточены в руках иностранцев. Количество приобретённых иностранными инвесторами, но не используемых государственных приватизационных опционов составляет 17 миллионов 702 тысячи. Из них 12,5 миллиона опционов проданы иностранцам по цене 2 тысячи манат, 4 миллиона - по цене 4 тысячи манат, остальная часть по 100 тысяч манат, в результате чего в госбюджет поступило 52,1 миллиарда манат (приблизительно 13 миллионов долларов США).

В скором времени ожидается начало нового этапа приватизации. На  этом этапе предполагается приватизация в индивидуальном порядке стратегических предприятий, в том числе ГНКАР, “Азеригаз”, “Азерэнержи” и других.

Безответственность и безнаказанность, порождаемая не подконтрольной обществу политической властью, увеличивает масштабы коррупции. При этом наряду с отсутствием государственной гарантии на минимальные прожиточные стандарты незащищённость социального, трудового, жилищного, страхового и других прав государственных служащих, средняя зарплата которых составляет около 50 долларов, толкает их на путь коррупции. Задержка принятия в стране законов “О государственной службе”, “О декларации доходов” и “О борьбе с коррупцией” замедляет проведение в жизнь антикоррупционных мероприятий. В списке рейтингов по уровню коррупции авторитетной организации “Transperency International” по итогам 1999 года среди 99 стран Азербайджан занимает 3-е место. По результатам опроса среди деловых кругов, проведённого популярным лондонским журналом “Экономист”, первые пять мест среди 97 государств по уровню коррупции поделили Азербайджан, Казахстан, Россия, Украина и Узбекистан. А согласно проведенному по 33 факторам исследованию предпринимательской среды “Global Risk”, 65 процентам компаний в Азербайджане приходится давать взятки чиновникам разного уровня.

Ещё одной причиной коррупции в стране является политическая зависимость судов, выполнение ими политических заказов и решающая роль взяток в принятии ими окончательного решения. Сокращение социально-экономических функций государства в ходе реформ и ускорение структурных реформ в государственном управлении также могут считаться антикоррупционными мероприятиями. Между тем в настоящее время размеры бюрократического аппарата Азербайджана - колоссальны. На каждые 100 человек в Азербайджане приходится 13 служащих. 33,5 процента работающего населения заняты в бюджетном секторе. В государственном секторе служит 531 тысяча человек. В стране имеется более 40 министерств или комитетов министерского уровня. Принцип работы и направление деятельности большинства из них не отвечают современным требованиям.

Coвсем недавно Азербайджан в очередной раз был обьявлен в “The Wall Street Journal” самой коррумпированной страной в СНГ. Теперь две влиятельные финансовые структуры - Всемирный банк (ВБ) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) - провели совместное исследование в двадцати странах с переходной экономикой, в ходе которого изучались условия предпринимательства, показатели работы предприятий, характер их отношений с государственными органами. Результаты исследования, в котором приняли участие три тысячи компаний, неутешительны для Азербайджана, который продолжает держать пальму первенства по уровню продажности государственных чиновников.

В исследовании, озаглавленном “Отчёт о переходном периоде за 1999 год”, анализируется эффективность государственного управления в целом. Различия между странами по этому показателю раскрывают разную степень “пленения” государства, влияния, которое крупные компании оказывают на государство путём предоставления “частных услуг” чиновникам и политикам.

Согласно отчету, в Азербайджане 60 процентов опрошенных компаний считают, что правительственные и законодательные акты “продаются”. К примеру, в Словении так полагают менее 10 процентов директоров компаний. Как страны, в которых компании оказывают наибольшее влияние на государство, в исследовании названы Азербайджан, Болгария, Молдова, Россия и Украина. В этих странах, утверждается в исследовании, основными препятствиями для развития предпринимательства являются режим налогообложения и государственное регулирование. Кроме того, государственные чиновники требуют взяток, макроэкономическая среда плохо управляется, правопорядок находится на очень низком уровне.

Средний размер взяток в странах СНГ, как видно из приведенной в исследовании таблицы, составляет 5,7 процентов годовых прибылей компаний, что практически в два раза больше, чем в странах Центральной и Восточной Европы. Самый высокий уровень взяток приходится на страны Южного Кавказа, за которыми следуют Украина и Молдова. По частоте взяток лидирует Азербайджан - 59,3 процента компаний, работающих здесь, заявили, что периодически дают взятки чиновникам. На взятки госслужащим в Азербайджане уходит 6,6 процентов годовых прибылей компаний.

Исследование ВБ и ЕБРР выявило интересную закономерность - бoльшая тяжесть взяток ложится на плечи небольших фирм. Если у крупных компаний на подкуп чиновников уходит 2,8 процента годового дохода, то для малых и средних предприятий эта цифра увеличивается практически в два раза, достигая 5,4 процента. При этом, если часто давать взятки приходится только 16 процентам крупных компаний, то в отношении небольших фирм эта цифра возрастает до 37 процентов. Таким образом, положение мелких фирм в Азербайджане - особенно тяжелое.

Таблица 3

Частота предоставления и размер взяток

Страна Компании, часто
предоставляющие взятки, %
Сумма взяток в процентах
от годового дохода компании
Азербайджан 59,3 6,6
Румыния 50,9 4,0
Узбекистан 46,6 5,7
Армения 40,3 6,8
Грузия 36,8 8,1
Украина 35,3 6,5
Словакия 34,6 3,7
Молдова 33,3 6,1
Польша 32,7 2,5
Венгрия 31,3 3,5
Россия 29,2 4,1
Киргизия 26,9 5,5
Чехия 26,3 4,5
Болгария 23,9 3,5
Казахстан 23,7 4,7
Литва 23,2 4,2
Хорватия 17,7 2,1
Беларусь 14,2 3,1
Эстония 12,9 2,8
Словения 7,7 3,4

Коррумпированный и многочисленный государственный аппарат оказывает негативное воздействие на предпринимательский климат. Необоснованные бюрократические вмешательства, неуместные проверки утомляют предпринимателей, вытесняют иностранных инвесторов из страны. Этот процесс ускоряется также наличием несправедливой конкуренции, тяжёлым налоговым бременем, коррупцией и низким уровнем потребительского спроса. Не случайно со второй половины 1999 года количество предприятий с иностранными инвестициями сократилось с 1289 до 551. Страну покинула часть известных авиакомпаний. Среди них Люфтганза, KLM и другие.

Инвестиции в Азербайджане идут прежде всего в нефтяную отрасль. 65 процентов привлеченных за последние 4 года инвестиций, 54 процента бюджетных приходов, 60 процентов неплатежей приходится на долю этого сектора. В общей структуре промышленности доля топливно-энергетического комплекса составляет 67 процентов, а удельный вес нефти и нефтепродуктов в экспорте - 70,2 процента. В 1994-1999 годах в Азербайджанскую Республику за счет всех источников вложено инвестиций на сумму 7 миллиардов долларов США, из которых 71,7 процента составили иностранные инвестиции. 64 процента иностранных инвестиций вложены в нефтяную отрасль. Получены нефтяные бонусы в размере 540 миллионов долларов США. В не нефтяных же отраслях, даже учитывая наличие в них широких возможностей, ситуация плачевная. Несмотря на огромный потенциал аграрного сектора, лёгкой и пищевой промышленности, проведённые реформы привели их к упадку.

На 1 апреля 2000 года внешние долги Азербайджана достигли - по подписанным договорам - 1 миллиард 905 миллионов долларов США, а по фактически использованным - 1 миллиард 15 миллионов долларов. Это означает, что каждый азербайджанец должен по подписанным договорам 250 долларов США, а по фактически использованным - 125 долларов. Соответственно, внешний долг по подписанным договорам больше бюджета текущего года в 2,5 раза, а по фактически использованным кредитам больше, чем в 1,3 раза.

Из государственного долга, полученного за рубежом, до 50 процентов падает на долю МВФ, 22 процента - на долю ВБ, 7,5 процента - на долю ЕБРР (см. таблицу 4). Если кредиты МВФ и ВБ - льготные, то кредиты, выделенные ЕБРР и другими организациями, в том числе японским “Эксимбанком”, Ничимен корпорейшн, турецким “Эксимбанком”, Британской Банковской Группой, немецким банком BLG, будучи коммерческими, предоставлены под высокие проценты.

Таблица 4

Долевая структура кредиторов на 1 января 2000 года, %

Кредиторы Доли
МВФ 46,8
Всемирный Банк 21,6
ЕБРР  7,3
KFV (Германия)  1,8
Исламский Банк Развития  0,5
Другие банки 18,8
Страны  2,8
Фонды  0,4

Самые выгодные кредиты предоставлены Международной Экономической Ассоциацией Всемирного Банка, эта организация открыла для финансирования 10 инвестиционных проектов Азербайджана.

Хотя в валютном составе внешнего государственного долга первенство принадлежит CDR (расчётная единица МВФ, равна 1,3 долларам США), но немалая доля кредитов, полученных японской иеной, считаются наиболее невыгодными из-за курсовых колебаний в международных валютных биржах. Среди кредитов, выделенных Азербайджану, наиболее серьёзные упущения были зарегистрированы при использовании средств по линии Турецкого Эксимбанка и Европейского Сообщества министерствами здравоохранения, обороны и торговли, бывшей Государственной компании зерновых продуктов, по другим кредитным проектам - Апшеронской региональной водной компании, Государственному концерну “Азал”, АО “Азерэнержи”. Кредитные средства направлялись на приобретение товаров и материалов по заведомо высоким ценам для извлечения коррупционных доходов. К примеру, по кредитной линии ЕС сумма в 63 миллиона долларов была направлена в министерство торговли для закупки медикаментов и лекарств. Затем дорогие медикаменты на сумму в 20 миллионов долларов были списаны за счёт госбюджета в результате невозможности реализации и просрочки. Также неэффективно использованы средства, выделенные для экологического проекта. При этом часть кредитных средств была присвоена в некоторых случаях организацией-получателем, а в других - при непосредственном или косвенном участии организаций-кредитодателей. Что касается возврата кредитов, пока показатели, связанные с использованной суммой внешних государственных долгов, не внушают особого беспокойства. Так, сумма внешнего долга пока что меньше 40 процентов ВВП и 200-250 процентов экспорта, а текущие обязательства по внешнему долгу менее 20-25 процентов годового экспорта. На 1 января 2000 года соответствующие показатели были, соответственно, на уровне 25, 135 и 15 процентов. Но главным аспектом, вызывающим тревогу, является 100-процентная государственная гарантия на все суммы кредитов. В силу этого организации, неэффективно тратящие или присваивающие кредиты, уверены в том, что в срок их возвращения, если даже у них не будет финансовых возможностей, государство будет обязано возвратить долг, даже за счёт государственного бюджета. (В настоящее время большинство государств дают донорам гарантии на организации на 20-30 процентов от общей суммы или страхуют до 30 процентов от выделенных средств.) Вторым тревожным аспектом является несоответствие динамики платежей по долгам в 2000-2003 годах финансовому положению правительства. Так, азербайджанское правительство должно возвратить по принятым обязательствам 118,7 миллионов долларов в 2000-м, 115,4 миллиона долларов в 2001-м, 131 миллион долларов в 2002-м, 167,5 миллиона долларов в 2003-м, 115,6 миллиона долларов в 2004-м, 94,2 миллиона долларов в 2005 годах. Общая сумма по всем этим обязательством примерно равна фактическому уровню доходной части годового государственного бюджета. Третьим обстоятельством, вызывающим тревогу, является увеличение удельного веса используемых долгов в динамике последних лет. Только по прошлому году эта доля составила 33 процента. Еще больше ухудшает эту тенденцию то, что ожидаемая в 2000 году сумма долга в скором времени превысит официально утвержденный бюджетом лимит внешнего долга - 1,11 триллионов манат.

Выделение последнего транша кредита МВФ в размере 23,2 миллиона долларов США было приостановлено. МВФ требует проведения структурных реформ в государственном управлении. Он категорически выступал против преобразования Госкомимущества и Государственной налоговой службы в министерства. Вместе с тем МВФ предлагал создать министерства топлива и энергетики, транспорта. Не была осуществлена также реструктуризация кабинета министров. Парламент до сих пор не принял Вторую программу приватизации и Налоговый кодекс. Не реализованы и многие другие мероприятия, связанные с реформированием финансовой сферы.

В результате всего этого, несмотря на наличие широкого экономического потенциала, выгодного географического расположения, трудовых ресурсов, Азербайджан находится среди самых бедных стран мира. Среднемесячная зарплата по стране составила 45 долларов, прожиточный минимум работающего - 85 долларов. Рост индекса потребительских цен за 1990-1998 годы опережал рост реальных доходов населения более чем в 3 раза. 95 процентов населения живут за чертой бедности. Различия в доходах 10 процентов самых богатых и 10 процентов самых бедных в 10 раз превышают международные стандарты (если допустимый предел в разнице доходов верхних и нижних 10 процентах, как принято считать - 8 раз, в Азербайджане - 80 раз).

Вот данные о средней заработной плате по 18 странам СНГ и Восточной и Центральной Европы на 1 января 2000 года, приведённые в журнале “Экономист”. В наиболее “богатую” группу стран, с зарплатой от 300 до 400 долларов, входят Польша, Хорватия и Чехия. За ними идёт Венгрия с зарплатой чуть больше 200 долларов. В группе с зарплатой от 100 до 200 долларов - Эстония (чуть не дотягивающая до 200), Македония, Россия и Литва. В группе стран с зарплатой ниже ста долларов - Казахстан, Беларусь, Румыния, Украина, Болгария, Узбекистан, Киргизия, Молдова и Армения. Азербайджан со своими 45 долларами находится на последнем месте.

Раньше или позже в Азербайджане установится система, при которой правительство окажется под реальным контролем народа. Только это позволит приступить к оздоровлению экономики. Но любая следующая власть, которая будет действовать не в своих собственных, а в общенациональных интересах, будет иметь дело с уже сформировавшейся номенклатурно-криминальной и компрадорской системой, реформировать которую будет значительно труднее, чем в начале 90-х годов было не допустить её создания. Разгребать авгиевы конюшни азербайджанской экономики будет труднейшей задачей, настоящим “подвигом Геракла”. Последствия номенклатурно-криминального “реформирования” экономики 90-х годов будут ощущать на себе и будущие поколения азербайджанцев.

Примечания

  1. Абульфаз Эльчибей уже под самый конец своего правления говорил в интервью московской “Независимой газете”: “Мы в экономике действительно не торопимся, движемся осторожно и постепенно, избегая „резких движений“. Очень трудную проблему представляет собой наличие в Азербайджане колоссальных капиталов, накопленных в теневой экономике. Мы понимаем, что не можем их ликвидировать (да, наверное, это и не нужно), но мы не можем допустить, чтобы теневики стали хозяевами жизни. Мы стремимся создать новое предпринимательство, связанное с производством и услугами, идущее „снизу“, и дать ему возможность окрепнуть” (Независимая газета. 1993. 5 мая. С. 3).
  2. Эксперт. 2000. Январь. № 1(1).
  3. Economics. 1995. 6-13 Sept. № 9.
  4. Hьrriyyet. 1997. 23 Apr.
  5. Эксперт. 2000. Январь. № 1.
  6. Решение о снижении курса маната подготавливалось в секрете и было принято неожиданно, чтобы импортёры, имеющие поддержку в правительстве, не успели фактически заблокировать это решение. На этот момент ситуация оказалась выгодной экспортёрам.
  7. О социально-экономическом развитии страны // Статистический бюллетень. Баку: Госкомстат, 1999. № 12. С. 52.
  8. Economics. 1996. 11-17 Sept. № 27(48).
  9. Азербайджан в цифрах. Баку: Госкомстат, 1999.
  10. Азербайджан в цифрах. Баку: Госкомстат, 2000.
  11. Азербайджан в цифрах. Баку: Госкомстат, 1992, 1993, 1996, 1998, 1999, 2000.
  12. Азербайджан в цифрах. Баку: Госкомстат, 1999.
  13. Eni Musavat. 1999. 29 Apr. № 98(756).
  14. Эксперт. 2000. Март. № 3.
  15. Это вызвало обвинения в адрес правительства Азербайджана. См.: The Wall Street Journal. 2000. August.
  16. Consulting and Business. 2000. № 1.
  17. Вестник приватизации: Бюллетень. 2000. № 3.
  18. Consulting and Business. 2000 № 1.
  19. Азербайджан в цифрах. Баку: Госкомстат, 2000.
  20. См.: Consulting and Business. 2000. № 1.
  21. Антикоррупция: Бюллетень. 2000. Сентябрь. № 8.
  22. См.: Eni Musavat. 2000. 12 May. № 105(1048).
  23. Зеркало. 2000. № 163(920).
  24. Зеркало. 2000. № 163(920).
  25. Экономический обзор Азербайджана. ТАСИС, 1999. Июль-декабрь.
  26. Экономический обзор Азербайджана. ТАСИС, 1999. Июль-декабрь.
  27. Эксперт. 2000. № 8-9.
  28. Экономический обзор Азербайджана. ТАСИС, 1999. Июль-декабрь.
  29. Эксперт. 2000. № 8-9.
  30. Economics. 1996. 21-27 Aug. № 24(45).
  31. Эксперт. 2000. № 1.
  32. Азадлыг. 2000. 17 мая. № 88(1597).
  33. О социально-экономическом развитии страны // Статистический бюллетень. Баку: Госкомстат, 2000. № 8.
  34. The Economist. 2000. 23-29 Sept.



___

предыдущий | содержание | следующий