Здание Музея и Общественного центра им. А.Д. Сахарова
   ТЕКУЩИЕ НОВОСТИ
   АРХИВ
 НОВОСТИ   О НАС   АФИША   ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ   ГОСТЕВАЯ КНИГА   ССЫЛКИ 
   НОВОСТИ >> Текущие новости   

Сегодня, 6 апреля, в Москве на 75-м году жизни, после продолжительной болезни умерла Лариса Иосифовна Богораз. Ее имя - символ борьбы за права человека в нашей стране.

БОГОРАЗ ЛАРИСА ИОСИФОВНА (8.08.1929, Харьков, Украина – 6.04.2004, Москва).

Родители — партийные и советские работники, участники Гражданской войны, члены партии. В 1936 отец Б. был арестован и осужден по обвинению в “троцкистской деятельности”.

В 1950, окончив филологический факультет Харьковского университета, Б. вышла замуж за Ю. ДАНИЭЛЯ и переехала в Москву; до 1961 работала преподавателем русского языка в школах Калужской области, а затем Москвы. В 1961–1964 — аспирант сектора математической и структурной лингвистики Института русского языка АН СССР; работала в области фонологии. В 1964–1965 жила в Новосибирске, преподавала общую лингвистику на филфаке Новосибирского университета. В 1965 защитила кандидатскую диссертацию (в 1978 решением ВАКа была лишена ученой степени; в 1990 ВАК пересмотрел свое решение и вернул ей степень кандидата филологических наук).

Б. знала о “подпольной” литературной работе своего мужа и А. СИНЯВСКОГО; в 1965, после их ареста, она, вместе с женой Синявского Марией Розановой, активно способствовала перелому общественного мнения в пользу арестованных писателей. Дело Синявского и Даниэля положило начало систематической активности многих правозащитников, в том числе и самой Б.

В 1966–1967 Б. регулярно ездит в мордовские политические лагеря на свидания к мужу, знакомится там с родственниками других политических заключенных, включает их в круг общения московской интеллигенции. Ее квартира становится “перевалочным пунктом” для родственников политзаключенных из других городов, едущих на свидания в Мордовию, и для самих политзаключенных, возвращающихся из лагеря после отбытия наказания. В своих обращениях и открытых письмах Б. впервые ставит перед общественным сознанием проблему современных политзаключенных. После одного из таких обращений офицер КГБ, “курировавший” семью Даниэлей, заявил: “Мы с вами с самого начала находились по разные стороны баррикады. Но вы первая открыли огонь”.

Эти годы — период консолидации многих разрозненных ранее оппозиционных групп, кружков и просто дружеских компаний, чья активность начинает перерастать в общественное движение, позднее названное правозащитным. Не в последнюю очередь благодаря “окололагерным” контактам Б. этот процесс быстро вышел за рамки одной социальной группы — московской либеральной интеллигенции. Так или иначе, она оказалась в центре событий.

Поворотным моментом в становлении правозащитного движения стало обращение Б. (совместно с П. ЛИТВИНОВЫМ) К мировой общественности” (11.01.1968) — протест против грубых нарушений законности в ходе суда над А. ГИНЗБУРГОМ и его товарищами (процесс четырех”). Впервые правозащитный документ апеллировал непосредственно к общественному мнению; даже формально он не был адресован ни советским партийным и государственным инстанциям, ни советской прессе. После того как его многократно передали по зарубежному радио, тысячи советских граждан узнали, что в СССР существуют люди, открыто выступающие в защиту прав человека. На обращение начали откликаться, многие солидаризировались с его авторами. Некоторые впоследствии стали активными участниками правозащитного движения.

Подпись Б. стоит и под многими другими правозащитными текстами 1967–1968 и последующих лет.

Несмотря на возражения со стороны ряда известных правозащитников (сводившиеся к тому, что ей как “лидеру движения” не следует подвергать себя опасности ареста) 25.08.1968 Б. приняла участие в демонстрации семерых” на Красной площади против ввода войск стран Варшавского договора в Чехословакию. Арестована, осуждена по ст. 1901 и 1903 УК РСФСР на 4 года ссылки. Отбывала срок в Восточной Сибири (Иркутская область, пос. Чуна), работала такелажницей на деревообделочном комбинате.

Вернувшись в Москву в 1972, Б. не стала принимать непосредственного участия в работе существовавших тогда диссидентских общественных ассоциаций (лишь в 1979–1980 вошла в состав комитета защиты Т. ВЕЛИКАНОВОЙ), однако продолжала время от времени выступать с важными общественными инициативами, одна или в соавторстве. Так, ее подпись стоит под так называемым Московским обращением”, авторы которого, протестуя против высылки А. СОЛЖЕНИЦЫНА из СССР, потребовали опубликовать в Советском Союзе Архипелаг ГУЛАГ” и другие материалы, свидетельствующие о преступлениях сталинской эпохи. В своем индивидуальном открытом письме председателю КГБ СССР Ю.В. Андропову она пошла еще дальше: отметив, что не надеется на то, что КГБ откроет свои архивы по доброй воле, Б. объявила, что намерена заняться сбором исторических сведений о сталинских репрессиях самостоятельно. Эта мысль стала одним из импульсов к созданию независимого самиздатского исторического сборника "Память" (1976–1984), в работе которого Б. принимала негласное, но довольно активное участие.

Изредка Б. публиковала свои статьи в зарубежной печати. Так, в 1976 она, под псевдонимом “М. Тарусевич”, опубликовала в журнале "Континент" (в соавторстве со своим вторым мужем А. МАРЧЕНКО) статью "Третье дано", посвященную проблемам международной разрядки; в начале 1980-х вызвал общественную дискуссию ее призыв к британскому правительству отнестись более гуманно к заключенным террористам Ирландской республиканской армии.

Б. неоднократно обращалась к правительству СССР с призывом объявить всеобщую политическую амнистию. Кампания за амнистию политических заключенных, начатая ею в октябре 1986 вместе с С. КАЛЛИСТРАТОВОЙ, М. ГЕФТЕРОМ и А. ПОДРАБИНЕКОМ, была ее последней и наиболее успешной “диссидентской” акцией: призыв Б. и других к амнистии был на этот раз поддержан рядом видных деятелей советской культуры. В январе 1987 М. Горбачев начал освобождать политзаключенных. Однако муж Б. А. Марченко не успел воспользоваться этой амнистией — он скончался в Чистопольской тюрьме в декабре 1986.

Общественная деятельность Б. продолжилась в годы перестройки и пост-перестройки. Она принимала участие в подготовке и работе Международного общественного семинара (декабрь 1987); осенью 1989 вошла в состав воссозданной Московской Хельсинкской группы и некоторое время была ее сопредседателем; в 1993–1997 входила в правление российско-американской Проектной группы по правам человека. В 1991–1996 Б. вела просветительский семинар по правам человека для общественных организаций России и СНГ. Б. — автор ряда статей и заметок по истории и теории правозащитного движения.

А.Ю. Даниэль

 

 

 

 

<<Вернуться назад