Поиск по сайту
Андрей Дмитриевич Сахаров. Биография. Летопись. Взгляды
Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайта
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь

RSS.XML


Пожертвования









Андрей Дмитриевич Сахаров : Библиографический справочник : в 2 ч. Ч. 1 : Труды : Электронная версия


Фильм Мой отец – академик Сахаров :: открытое письмо Генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту


 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ    КАЛЕНДАРЬ 
    Главная >> Памяти Натальи Эстемировой >> Новости>>    
 
Новые Известия. 21.07.2009
Зоя Светова

Руководитель правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов: «Убийство Наташи Эстемировой – это удар в сердце «Мемориала»

В прошлую среду в Чечне была похищена и убита журналистка и правозащитница Наталья Эстемирова. Почти десять лет она была одним из самых активных сотрудников «Мемориала» в Чеченской Республике. Ее жестокое убийство вызвало огромный резонанс в России и во всем мире. Сотрудники «Мемориала» возложили ответственность за преступление против их коллеги на главу Чечни. А Рамзан Кадыров заявил, что подает на руководителя «Мемориала» иск в суд. О том, кому мешала Наталья Эстемирова и как независимые правозащитники собираются дальше работать в Чечне, в интервью «НИ» рассказал руководитель «Мемориала» Олег ОРЛОВ.

– Олег, в конце прошлой недели, после убийства Натальи Эстемировой вы объявили о том, что организация приостанавливает работу в Чечне. Что это означает?

– Речь идет не о прекращении работы, не о закрытии, а о временной приостановке всех отделений ПЦ «Мемориал» в Чеченской Республике. Мы это решение приняли в условиях, когда жизнь, здоровье и безопасность наших сотрудников подвергается серьезной угрозе, когда власти республики проявляют нескрываемую враждебность к любым независимым общественным инициативам и демонстрируют полное непонимание смысла функционирования гражданского общества. Когда высокие должностные лица приравнивают правозащитников к террористам и угрожают им. Это решение мы приняли на совещании, на котором были и представители «Мемориала» из Москвы, и наши друзья и коллеги из представительств центра на Северном Кавказе.

– На какое время вы приостанавливаете работу?

– Пока не могу сказать. Но наши сотрудники не уходят из «Мемориала». Мы никого не увольняем. Это как временный вынужденный отпуск.

– Известно, что Наталье Эстемировой угрожали представители власти. Она на время уезжала из Чечни. А в последнее время были ли какие-то сигналы, которые предвещали трагедию?

– Через Нурди Нухажиева, уполномоченного по правам человека, к нам неделю назад поступила информация о том, что высшее руководство нами недовольно. Нухажиев вызвал к себе Наташу Эстемирову и другого сотрудника нашего грозненского отделения. Наташа была в отъезде, а другой сотрудник пришел и потом по телефону передал мне свой разговор с Нухажиевым. Нухажиев говорил о том, что нам «надо менять стиль нашей работы», что «если что-то становится известно о каких-то нарушениях, то обращайтесь ко мне, а лучше – прямо к Рамзану Кадырову». То есть в этом разговоре Нурди Нухажиев воспроизводил отношение к гражданскому обществу, которое существует у представителей чеченской власти. Они не понимают, что это такое. А после разговора с нашим сотрудником наедине, в кабинете Нухажиева открылась дверь, и появилось чеченское телевидение. И потом показали следующую сцену: уполномоченный по правам человека в Чечне отчитывает сотрудника «Мемориала» за его деятельность. Тот ему отвечал, что глупо упрекать «мемориальцев» в том, что они очерняют действительность и не обращаются в органы власти. Напротив, по каждому факту нарушения прав человека пишутся обращения в прокуратуру, в Следственный комитет. Много раз посылались и письма Рамзану Кадырову. Но ни разу ни одного ответа от него мы не получили.

– И что, все это показали по чеченскому телевидению?

– Абсолютно нет. По телевидению показали лишь, как Нурди Нухажиев отчитывает «Мемориал». И нашего сотрудника, который говорит: «Да были улучшения». Остальное все было вырезано. Потом Нурди Нухажиев сделал отдельное заявление, касающееся организаций Human Rights Watch, Московская Хельсинкская группа, «Мемориал», «Гражданское содействие», Amnesty International. Омбудсмен говорил о том, что эти организации все очерняют и «реально на территории Чечни не работают», выслуживаясь перед своими заокеанскими хозяевами. Подобные заявления просто так не делаются!

– Вы хотите сказать, что был какой-то сигнал сверху?

– Значит, было очень большое недовольство «Мемориалом». И в прошлую среду я как раз собирался написать заявление, связанное со всеми этими высказываниями Нурди Нухажиева, но из грозненского офиса пришло известие о гибели Наташи.

– Как вы считаете, убийцы хотели устранить конкретно Наташу Эстемирову или нанести удар по «Мемориалу»?

– Конечно, это удар в сердце «Мемориала». При всем том, что власти Чечни говорят: нехорошо, что мы приостанавливаем работу в Чечне и что-де, Наташа, будь она жива, не одобрила бы такое решение, это цинизм. Очевидно, что им не нравилась информация, которая через нас шла из Чечни. И наши коллеги из Human Rights Watch также использовали эту информацию. Именно поэтому Наташа и была выбрана как человек, который давал все эти сообщения. Кроме того, последние сообщения Эстемировой касались конкретных преступлений конкретных людей. Преступлений, которые творили сотрудники МВД Чеченской Республики. Когда наши сотрудники искали очевидцев похищения Наташи, они всех опрашивали, и нашлись люди, которые сами не видели, как ее похищали, но им передали, что кто-то видел это. Возможно, они приняли это за задержание. Но в Чечне все знают, что такое задержание и к чему оно может привести. Почему же эти люди не удосужились хотя бы анонимно позвонить в «Мемориал», в прокуратуру, в МВД? Они этого не сделали вовремя. А это ведь трусость и подлость. Люди запуганы. Но почему настолько запуганы? Я думаю, что долгие годы насилия в Чечне привели к деградации людей. Раньше они проявляли солидарность.

– Во время войны «Мемориал» работал. А сейчас вы приостанавливаете деятельность. Получается, что сегодня опаснее, чем во время войны?

– Сейчас другая ситуация. Она в чем-то тяжелей даже. В результате этой длинной войны в Чечне построено общество, в котором нет места независимой инициативе. И во время войны люди чувствовали взаимную поддержку и поддержку общества. А сейчас люди атомизируются, замыкаются в себе, в семье. И в этих условиях очень трудно работать гражданскому обществу.

– Как вы относитесь к иску о защите чести и достоинства, который собирается подать Рамзан Кадыров?

– Я считаю, что это нормально, если президент Рамзан Кадыров пытается разрешить конфликтную ситуацию в рамках правовых механизмов, а не каким-то иным способом. Я за свои слова готов отвечать.

– Верите ли вы, что убийство Натальи Эстемировой может быть расследовано?

– Во-первых, Дмитрий Медведев прислал телеграмму в грозненский офис «Мемориала». Там четко сказано: расследование будет проведено, виновные будут наказаны. Я общался со следственной группой и давал показания. Мне показалось, что следственная группа, а это представители Следственного комитета при прокуратуре Южного федерального округа, вполне активно работает. Наши северокавказские коллеги высказывают опасения, что в расследовании убийства Наташи может повториться следующий сценарий: вот, например, убивают человека, и есть все основания предполагать, что это мог сделать представитель госструктур. Идет следствие, но в какой-то момент следователи объявляют, что найдены подозреваемые, называются их имена, потом проводится спецоперация по поимке боевиков, и их убивают. Расследование прекращается в связи с гибелью подозреваемых.

– И все-таки, почему Эстемирову убили именно сейчас?

– В этом году в Чеченской Республике новый всплеск насилия. Давайте вспомним. В 2007 году на порядок уменьшилось число похищений. Рамзан Кадыров тогда в борьбе со своими политическими врагами использовал правозащитную полемику. Он ругал структуру ОРБ (оперативно-розыскное бюро) – мощную силовую структуру, которая была ему неподконтрольна. Он говорил правильные вещи. О недопустимости пыток, например. Более того, собранные, в частности, Наташей Эстемировой материалы использовались в Чечне для обвинения батальона «Восток» и ОРБ-2. Наташа тогда активно сотрудничала с теми, кто готов был это предавать огласке. И мы писали тогда, что это хорошо. И прокуратура расследовала целый ряд преступлений. Все это вместе вело к улучшению ситуации в республике. Но впоследствии оказалось, что вооруженное сопротивление продолжается. И это очень тяжело, потому что властям, очевидно, хочется показать, что в Ингушетии происходит Бог знает что. И в Дагестане тоже. А Чечня на этом фоне – островок стабильности. Отсюда возврат к прежним методам. Родственники должны отвечать за своих родственников, которые ушли к боевикам. Дома сжигаются, люди похищаются. Снова функционируют незаконные тюрьмы, поступают сообщения о пытках. И «Мемориал» начинает об этом говорить. Это вызывает очень большое недовольство.

Источник:
Новые Известия. 21.07.2009



Памяти Натальи Эстемировой,
сотрудницы правозащитного центра "Мемориал",
похищенной в Грозном (Чечня). : 15 июля 2009









                    







© 2001 - 2017 Sakharov Museum. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт www.sakharov-center.ru (hyperlink) обязательна.




Адрес страницы: http://www.sakharov-center.ru/news/memo/nestemirova/?t=51