Экспертизы : Документы по уголовному делу №402588
о выставке «Запретное искусство - 2006»

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА: доктор филологических наук, профессор Л.П. Крысин о
«Заключении эксперта», подписанном кандидатом филологических наук Вдовиченко А.В.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА
о «Заключении эксперта», подписанном кандидатом филологических наук
Вдовиченко А.В.

Московская коллегия адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры» в лице адвокатов Ставицкой А.Э. и Липцер Е.Л., представляющая интересы директора музея имени А. Сахарова - Самодурова Ю.В., которому было предъявлено обвинение по п. «б» ч.2 ст.282 УК РФ, - обратилась в Институт русского языка им. В.В. Виноградова с просьбой изучить прилагаемые копии постановления следователя СО по Таганскому району СУ СК при прокуратуре РФ о назначении филологической экспертизы от 11 февраля 2008 года и «Заключение эксперта» Вдовиченко А.В. от 10 марта 2008 года и сформулировать мнение специалиста о «Заключении эксперта» Вдовиченко А.В., ответив на следующие вопросы:

1. Являются ли выводы филологической экспертизы от 10 марта 2008 года аргументированными и научно обоснованными, в частности:

а) обоснован ли вывод эксперта, что на представленных следствием на экспертизу фотографиях, перечисленных в постановлении о назначении экспертизы, содержится матерная, нецензурная лексика (см. «Экспертное заключение» А.В. Вдовиченко, с. 6 - ответ на первую часть вопроса № 1, заданного следствием)?

б) обоснован ли вывод эксперта, что указанные фотографии экспонатов могут быть «оценены как оскорбляющие общественную нравственность и направленные на унижение человеческого достоинства зрителей» (см. «Экспертное заключение» А.В. Вдовиченко, с. 6 - ответ на вторую часть вопроса № 1, заданного следствием)?

в) обоснован ли вывод эксперта, что «размещение экспонатов, содержащих матерную лексику, конкретно - вышеуказанных экспонатов, в непосредственной близости от экспонатов выставки, использующих элементы религиозной символики православного христианства, может оскорбить религиозные чувства и унизить человеческое достоинство православных верующих» (см. «Экспертное заключение» А.В. Вдовиченко, с. 7-8 - ответ на вопрос № 2, заданный Вдовиченко А.В. следствием)?

2. Находится ли в компетенции эксперта-ЛИНГВИСТ А «анализ содержания и смысловой направленности» представленных экспонатов выставки (см. «Заключение эксперта», с. 1; эта формулировка повторена в заключительной части текста экспертизы на с. 6)?

Ответ на вопрос № 1.

а). Обоснован ли вывод эксперта, что на представленных следствием на экспертизу фотографиях, перечисленных в постановлении о назначении экспертизы, содержится матерная, нецензурная лексика?

Вывод эксперта о том, что на представленных следствием на экспертизу фотографиях, перечисленных в постановлении о назначении экспертизы, содержится матерная, нецензурная лексика, вполне обоснован: он сделан путем визуального анализа указанных фотографий, на которых ясно видны надписи, содержащие нецензурную лексику. Замечу, что для этого вывода не требуется специальных знаний, поскольку представление о том, какая лексика является нецензурной, имеется у каждого носителя русского языка, а для того, чтобы констатировать, что на фотографиях написаны нецензурные слова и выражения, достаточно зрительно убедиться в том, что они там есть.

б). Обоснован ли вывод эксперта, что указанные фотографии экспонатов могут быть «оценены как оскорбляющие общественную нравственность и направленные на унижение человеческого достоинства зрителей» (см. «Экспертное заключение» А.В. Вдовиченко, с. 6 - ответ на вторую часть вопроса № 1, заданного следствием)?

Установив, что на представленных на экспертизу фотографиях имеются надписи, содержащие матерные слова и выражения, Вдовиченко А.В. однозначно интерпретирует их как обращенные «к неопределенному кругу лиц - зрителей, а также непосредственно к каждому из таких зрителей, обозревающих этот экспонат, направляя и оказывая свое бранное, оскорбительное воздействие на любого зрителя в отдельности и на всю совокупность зрителей. Использованные в экспонате матерные, нецензурные слова отнесены и направлены автором экспоната непосредственно к зрителю, употреблены автором экспоната с явным умыслом оскорбить зрителя, унизить его человеческое достоинство» (с. 4 «Экспертного заключения»); «...автором использованы матерные нецензурные слова..., сам факт использования которых несет в себе особо оскорбительный смысл, они прямо и неоспоримо направлены на то, чтобы фактом своего употребления грубо оскорбить и унизить честь, а также умалить и унизить человеческое достоинство зрителя» (там же); «Налицо навязывание авторами и организаторами [выставки] гражданам, обществу своих, аморальных представлений и поведения как этической, социальной нормы» (с. 5 «Экспертного заключения»).

Эти выводы и оценки повторяются после описания каждой из фотографий экспонатов выставки.

В связи с этим необходимо сказать следующее.

1. Произведения искусства имеют особый культурный статус и должны оцениваться - как в целом, так и в деталях - с иных позиций, чем предметы быта. Надпись на картине художника не может быть приравнена к надписи на заборе, поскольку такая надпись входит в качестве компонента в целостный замысел художника, и раскрыть этот замысел (а вместе с ним и функцию тех или иных его компонентов) - задача специалиста- искусствоведа.

2. Эксперт А.В. Вдовиченко оценивает указанные надписи, содержащие нецензурную лексику, однозначно - как обращенные к зрителю и сделанные с умыслом оскорбить его. Однако такое утверждение нуждается в обосновании, поскольку любое высказывание на естественном языке, в том числе - а может быть, и тем более - такое, которое является фрагментом произведения искусства, как правило, может иметь множественные коммуникативные интерпретации и по их функциям, и по адресату: как сообщение, как побуждение слушателя или зрителя к каким-либо действиям, как способ сформировать у него то или иное видение мира, как обращение к определенному либо неопределенному кругу лиц, как средство самовыражения художника и т.д.

Для того, чтобы утверждать, что то или иное высказывание (слово, выражение, надпись и т.п.) имеет именно такую, а не иную коммуникативную функцию, именно такой тип адресата, а не иной, нужна аргументация, система доказательств, опирающаяся на профессиональные знания лингвиста-эксперта.

В «Экспертном заключении» А.В. Вдовиченко нет и намека на подобную аргументацию.

в). Обоснован ли вывод эксперта, что «размещение экспонатов, содержащих матерную лексику, конкретно - вышеуказанных экспонатов, в непосредственной близости от экспонатов выставки, использующих элементы религиозной символики православного христианства, может оскорбить религиозные чувства и унизить человеческое достоинство православных верующих» (см. «Экспертное заключение» А.В. Вдовиченко, с. 7-8 - ответ на вопрос № 2, заданный Вдовиченко А.В. следствием)?

Столь же необоснованным, голословным является вывод А.В. Вдовиченко о том, что «организаторы выставки и авторы экспонатов осознанно совершают действия, направленные на оскорбление религиозных чувств верующих, и унижение их человеческого достоинства по признаку отношения к религии» (с. 8 «Экспертного заключения»).

Если эксперт-лингвист считает, что, нанося нецензурные надписи на свои картины, художники осознанно хотели оскорбить чувства верующих, то для такого утверждения нужны доводы лингвистического характера, то есть надо указать в текстах надписей (эти тексты и были предметом экспертного анализа) элементы, свидетельствующие об именно таких намерениях художников, или же эксплицировать - опять-таки с помощью лингвистической аргументации - имплицитные, скрытые намерения авторов надписей. Между тем, эксперт лишь констатирует наличие нецензурных надписей, но доказательства их направленности на оскорбление чувств верующих в «Экспертном заключении» отсутствуют.

Неясным остается и ответ на вопрос о том, каким образом не только художники, но и организаторы выставки произведений этих художников имели целью оскорбить чувства верующих. Иначе говоря, содержащееся в «Экспертном заключении» А.В. Вдовиченко обвинение организаторов выставки в том, что они осознанно хотели оскорбить чувства верующих, не опирается на какие-либо обоснования.

Ответ на вопрос № 2: Находится ли в компетенции эксперта-ЛИНГВИСТА анализ «содержания и смысловой направленности» представленных экспонатов выставки (см. «Заключение эксперта», с. 1; эта формулировка повторена в заключительной части текста экспертизы на с. 6)?

Отмеченная выше необоснованность выводов рассматриваемого «Экспертного заключения» в значительной степени объясняется тем, что в оценке смысла, художественной ценности и эстетической направленности проанализированных им картин эксперт вышел за рамки компетенции лингвиста. Вместо лингвистического анализа предоставленных ему текстов и их коммуникативных функций он поставил перед собой задачу проанализировать «содержание и смысловую направленность» экспонатов выставки. Текст «Экспертного заключения» свидетельствует: констатировав наличие на картинах нецензурных надписей и определенным образом квалифицировав их (со ссылками на лексикографические источники) - что является прямой задачей эксперта- лингвиста, - А.В. Вдовиченко затем занялся выполнением задачи, которую вправе решать специалист-искусствовед, поскольку именно в его компетенцию входит анализ «содержания и смысловой направленности» произведений искусства.

Выводы.

1а). Заключение эксперта о том, что на представленных следствием на экспертизу фотографиях экспонатов выставки «Запретное искусство - 2006», перечисленных в постановлении о назначении экспертизы, содержится матерная, нецензурная лексика, вполне обоснованно.

16). Утверждение эксперта, согласно которому указанные экспонаты могут быть «оценены как оскорбляющие общественную нравственность и направленные на унижение человеческого достоинства зрителей», не имеет под собой достаточных оснований.

1в). Утверждение эксперта о том, что «размещение экспонатов, содержащих матерную лексику, конкретно - вышеуказанных экспонатов, в непосредственной близости от экспонатов выставки, использующих элементы религиозной символики православного христианства, может оскорбить религиозные чувства и унизить человеческое достоинство православных верующих», - не имеет под собой достаточных оснований.

2. Анализ «содержания и смысловой направленности» представленных экспонатов выставки находится за пределами компетенции эксперта-лингвиста.

Заведующий Отделом современного русского языка
Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН,
доктор филологических наук, профессор

Л.П. Крысин
02.06.2008.

Заключение Филологической судебной экспертизы
Эксперт: кандидат филологических наук Вдовиченко А.В.


Читайте также на сайте:

  • Выставка «Запретное искусство - 2006» - уголовное дело?
    Документы и другие материалы об уголовном деле


  • О выставке «Запретное искусство - 2006».
    7.03.2007 - 31.03.2007

    Выставка «Запретное искусство - 2006»

    Материалы к выставке на английском языке
    Materials in English:

    Наверх