Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    Главная >> Музей и общественный центр >> Заявления и обращения >> Елена Боннэр опубликовала статью в защиту адвоката Трепашкина >>   
 

Елена Боннэр опубликовала статью в защиту адвоката Трепашкина

      Известная правозащитница Елена Боннэр опубликовала в газете Wall Street Journal статью, посвященную суду над адвокатом Михаилом Трепашкиным, расследовавшим взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске 1999 года. В следующую среду Трепашкин предстанет перед горсудом Волоколамска по сомнительному обвинению в незаконном хранении оружия. По словам Елены Боннэр, это будет очередной политический процесс времен президентства Владимира Путина.

      "Действительное преступление Трепашкина состоит в его находке, которая проливает свет на запутанные обстоятельства прихода Путина к власти - взрывы жилых домов в Москве в сентябре 1999 года, повлекшие за собой вторую чеченскую войну и обеспечившие Путину победу на выборах 2000 года", - говорится в статье.

      Трепашкин был адвокатом семьи одной из жертв. Его клиенты, живущие в Америке сестры Татьяна и Алена Морозовы, потеряли мать при взрыве, который всколыхнул всю Россию. Как и большинство русских, сестры верили официальной версии - что теракт был делом чеченских сепаратистов, - и поддержали г-на Путина, в те времена премьер-министра, когда тот отправил войска в Чечню.

      Но в марте 2000 года, накануне президентских выборов, независимый канал НТВ, принадлежавший Владимиру Гусинскому, показал журналистское расследование о том, как милиция Рязани поймала группу агентов ФСБ, заложивших бомбу в еще один жилой дом - всего через три недели после московских взрывов. Представители избирательной кампании Путина тогда предупреждали Гусинского, чтобы тот не выпускал программу в эфир, иначе ему не поздоровится. Через год после этого правительство захватило НТВ, а его владелец бежал за границу. Но с тех пор разговоры о причастности ФСБ к московским взрывам не прекращались.

      Летом 2003 года Татьяна Морозова поехала в Москву и наняла Трепашкина, чтобы тот разобрался в этом деле и представлял её интересы в суде над двумя чеченцами, обвиненными в перевозке взрывчатки. В начале этого года чеченцев осудили за терроризм при закрытых дверях. Что на самом деле произошло в зале суда, никто не знает, потому что Трепашкин туда так и не попал.

      Его арестовали за пять дней до начала суда на подмосковном шоссе, когда его остановила ГАИ и подбросила в его машину пистолет. В тюрьме его подвергли побоям и пыткам голодом, лишением сна и непредоставлением лекарств от хронической астмы, что побудило Европейский суд по правам человека принять его дело к рассмотрению в срочном порядке.

      Доказательства, которые ему удалось собрать и которые он успел передать в одну московскую газету незадолго перед арестом, могут объяснить жестокость обращения с ним. Управдом взорванного здания признался Трепашкину, что ФСБ вынудило его опознать чеченца, которого он в действительности никогда не видел, как человека, который якобы арендовал помещение для закладки бомбы. По описанию управдома Трепашкин смог установить личность настоящего террориста - и им оказался сотрудник ФСБ. В любой демократической стране подобные сведения привели бы г-на Трепашкина на национальное ТВ и повлекли бы за собой общественное возмущение, парламентские запросы и независимые расследования. Но в России его ожидал арест, пытки и неправый суд.

      "Тридцать лет назад, в разгар политических репрессий в Советском Союзе, мой покойный муж Андрей Сахаров и я днями выстаивая перед судами, старались привлечь внимание мира к судьбе горстки отважных людей, которые осмелились бросить вызов режиму, - пишет Елена Боннэр. - Их имена вошли в историю - Юрий Орлов, Александр Гинзбург, Анатолий Щаранский и другие, кто менее известен, но отличался не меньшим героизмом. Будь Андрей жив, он несомненно отправился бы к суду 1 декабря".

      По всем стандартам Михаил Трепашкин и другие политзаключенные - Игорь Сутягин, Валентин Данилов и юкосовская тройка - Ходорковский, Лебедев, Пичугин - в том же положении, что и диссиденты советских времен. Так же, как Путин продолжает традицию своих предщественников из КГБ, эти люди героически противостоят репрессиям, полагает правозащитница.

      "Однако в западном отношении к репрессиям в России никакой преемственности не наблюдается, - сожалеет Елена Боннэр. - В прошлые времена личная поддержка Джимми Картера, Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттерана и Рональда Рейгана давала всем нам силы противостоять злу и вносила моральную составляющую в мировую политику. Сегодня Трепашкин брошен на произвол судьбы. Я не ожидаю, что Запад примет версию Трепашкина относительно событий 1999 года. Но было бы безусловно в традициях великих западных лидеров, если бы Путину объяснили, что тот способ, которым он пытается разобраться со спорной историей московских взрывов, ставит в неловкое положение его новых друзей на Западе, которые трактуют сомнения в его пользу".

Елена Боннэр
25 ноября 2004 г.



<<< Вернуться