Поиск по сайту
Андрей Дмитриевич Сахаров. Биография. Летопись. Взгляды
Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайта
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь

RSS.XML


Пожертвования









Андрей Дмитриевич Сахаров : Библиографический справочник : в 2 ч. Ч. 1 : Труды : Электронная версия


Фильм Мой отец – академик Сахаров :: открытое письмо Генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту


 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ    КАЛЕНДАРЬ 
    Музей и общественный центр >> Выставки >> Осторожно, религия! >> Дополнительные материалы (Религия и общество)   
 

Религия и общество

Выставка «Осторожно, религия!»
Дополнительные материалы

СМИ

В этом разделе собраны дополнительные материалы по теме выставки «Осторожно, религия!»


    <<перейти на главную страницу раздела>>

    Сами — суд // Россияне заучивают новые образцы поведения: мсти, убивай — станешь героем. Новая газета. 11.02.2008

    Эмоции

    На прошлой неделе вся страна превратилась в суд присяжных, направо и налево полетели громогласные, раскаленные вердикты: «Не виновен!». Понадобилось несколько дней для того, чтобы массовое сознание, слегка поостыв, расслышало первые робкие сомнения в предъявленной миру ситуации. Речь, конечно же, об Александре Кузнецове, бывшем боксере, который, по его же собственным словам, застал педофила-насильника в момент преступления. Им, как выяснилось позже, оказался Бахтишод Хайриллаев, 20-летний студент-заочник одного из питерских вузов, россиянин. Защищая ребенка, своего восьмилетнего пасынка Мишу, боксер забил студента насмерть.

    А вы бы что? Как бы поступили? Такими вопросами общественное мнение будировали и мониторили все телеканалы, и не один раз на дню, и не только в новостных блоках, но даже уже и в шоу-передачах. Большинство бумажных СМИ и интернет-изданий не отставали: здесь предлагались вопросы и ставились на голосование разные варианты ответов, типа «убил бы» (положительный ответ, по разным источникам, от 60 до 70 процентов) и «нет, не убил бы» (проценты — соответственно). Все это время, не отставая от общественного мнения, шли представители церкви — рясы их прямо на глазах превращались в судейские мантии, потому что говорили они вот так, к примеру: «Приговор Александру Кузнецову должен быть оправдательным!». Делали это не только отдельные гипер­активные попы — официальная позиция РПЦ также была озвучена заместителем главы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиереем Всеволодом Чаплиным. «Нам, — заявил он Интерфаксу, — нужно радикально изменить отношение к таким преступникам». И объяснил, что ужесточение юридического преследования педофилов необходимо, чтобы избавить родителей от «трагического, ужасного выбора, перед каким оказался отец этого мальчика».

    Никто из выступавших, мониторивших и прилюдно гневающихся, — НИКТО НИ РАЗУ — не сказал слова «если…». То есть не сказал, к примеру, хотя бы так: «Если все так, как нам рассказывают, то…».

    Рассказывает, как выяснилось через несколько дней, только один человек: «Вся эта история — банальная защитная реакция человека, который подозревается в убийстве, — заявил «КП» руководитель следственного отдела Центрального района Петербурга Павел Выменец. — Никаких подтверждений, что все так и было, кроме слов Кузнецова, у нас нет».

    Идет следствие. Еще нет даже результатов экспертиз. Ни одного…

    Адвокаты дьявола

    Так называли, да и продолжают называть каждого, кто позволял себе усомниться в ситуации. К примеру, в сути слов боксера Александра Кузнецова: «Я спасал ребенка…». Но он бил студента уже после того, как завел малыша в дом… «Это не спасение, а тупое убиение… Кулак боксера приравнивается к оружию. А может быть, этот парень, который якобы педофил, увидел что-то нежелательное…» — написал один из юзеров и получил целую ковровую дорожку оскорблений. И тем не менее уже дня через три после массовой атаки новостью люди стали строить разные версии: наркоманские разборки, к примеру. Все происходящее сильно смахивает на гадание.

    Ясно одно: само гадание началось потому, что в словах папы-«героя» слишком многое не сходится. Говорил он, что искал ребенка час, а времени, по всем расчетам, прошло больше. Говорил, что «педофил был раздет», а милиционеры утверждают, что он к моменту их приезда был полностью одет. Несоответствий много, говорят журналистам следователи. Но давайте попробуем от всех сомнений абстрагироваться и представить, что в деле все-таки появились неопровержимые доказательства: боксер действительно убил педофила-насильника. Мы снова слышим только призывы: вступиться, молиться за заступника-отца, собирать подписи в его поддержку и деньги ему в помощь. И снова видим на интернет-форумах только слова, идущие «от больших чувств». Вот самые характерные: «…Я плакала от гордости и восхищения, что наконец у нас появился в стране мужчина, защитник, который скажет, как Путин: «Кто нас обидит, тот дня не проживет…». И не проживет!».

    Представили? А и не надо было: боксер и без этих представлений сегодня восхищает. Потому что помните: «В чем сила, брат? Сила в правде…». И не надо говорить, что она у каждого своя и что именно потому самосуд ни при каких обстоятельствах восхищать не может и не должен. Он продолжает восхищать — у боксера берут автографы даже сегодня, когда никаких доказательств его версии нет. И питерское телевидение устроило ему телемост с Виталием Калоевым, человеком, который, потеряв семью в авиакатастрофе, убил авиадиспетчера… При всем уважении к горю и потрясению, пережитым им, и, может быть, кто знает, ко второму герою (мы условились в данный момент в это гипотетически поверить), давайте вещи назовем своими именами. По сути, состоялась встреча «ветерана мести», чья карьера высоко взлетела после того, как он совершил самосуд, и нового героя, чья карьера, должно быть, взлетит, если его оправдают.

    И сама возможность такой героизации таких людей, «заслуженных убийц», — что это за сигнал для нас всех?

    Комментарии специалистов

    Эксперт благотворительного фонда «Защита детей от насилия» и Национального фонда защиты детей от жестокого обращения, кандидат медицинских наук, советник юстиции Евгений Цымбал:

    — Государство не может разыскать, кого надо, и защитить людей, судебная система неэффективна, решения суда могут не исполняться несколько лет, правовой нигилизм достиг своего пика, в обществе копится напряжение. Это сигнал: да, защитить не можем, мы вот такие, не очень хорошие, но если вы это сделаете сами, даже убив при этом предполагаемого преступника, мы будем к вам снисходительны. Выходите на тропу войны сами. Мера пресечения в таком случае не будет жестокой. Будет суд присяжных, а это, прошу заметить, — не столько правовой, сколько эмоциональный суд…

    Социальный психолог Вячеслав Шаров:

    — История с педофилом не так проста, как кажется на первый взгляд. Она аккумулировала все запросы общества разом — к примеру, депутат петербургского парламента Игорь Риммер с ходу заявил журналистам, что для того, чтобы избежать подобных трагедий в будущем, необходимо ужесточение миграционного законодательства. Основываясь явно только на том факте, что в роли педофила оказался человек, который по национальности узбек. Сказал и сказал, ну и что из того, что тут же выяснилось, что узбек — россиянин? Сказано… Выход ксенофобским настроениям, гордость за отца-защитника, тут же ведь как раз предвыборная кампания по поводу семьи… Ситуация — просто находка для всякого рода манипуляций с населением, и без того «зомбированным»…

    Доктор философских наук, профессор Владимир Порус:

    — Общество консолидируется вокруг искусственных ценностей, и нет опор, все шатко. Поэтому выискивается то, что отвечает ожиданиям: идет судорожный поиск опор, чтобы хоть чуточку зацепиться и постоять спокойно. Настоящий мужик, убить может, крутой — это принято, названо доблестью. Может быть, вы помните, был такой рассказ у Астафьева — «Людочка». Там вершит справедливость уголовник, а остальные — еще хуже. Вот такой пришел момент: нет никаких неискусственных образцов для подражания. Ну, в самом деле: где вы их можете видеть? Наука опозорена… Бизнес, семья, армия — что из этого есть опора, в каком это все состоянии, если говорить честно? А герой нужен, и он воспримется, только если сыграть на простейших инстинктах, если будет действовать с позиции активной силы…

    Мы не знаем, что там на самом деле было в ситуации с боксером, но она попала в жилу… А мы все попали в руины культуры. Я лично так воспринимаю эти сигналы.

    Галина Мурсалиева

    Источник: Новая газета. 11.02.2008

<<перейти на главную страницу раздела>>





© 2001 - 2017 Sakharov Museum. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт www.sakharov-center.ru (hyperlink) обязательна.