Поиск по сайту
Андрей Дмитриевич Сахаров. Биография. Летопись. Взгляды
Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайта
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь

RSS.XML


Пожертвования









Андрей Дмитриевич Сахаров : Библиографический справочник : в 2 ч. Ч. 1 : Труды : Электронная версия


Фильм Мой отец – академик Сахаров :: открытое письмо Генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту


 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ    КАЛЕНДАРЬ 
    Музей и общественный центр >> Выставки >> Осторожно, религия! >> Дополнительные материалы (Религия и общество)   
 

Религия и общество

Выставка «Осторожно, религия!»
Дополнительные материалы

СМИ

В этом разделе собраны дополнительные материалы по теме выставки «Осторожно, религия!»


    <<перейти на главную страницу раздела>>

    Галина Аккерман. Право на богохульство. «Новое время» ¹8, 26 февраля 2006

    Религия и общество. Материалы СМИ

    Право на богохульство

    Галина Аккерман

    Предыстория публикации карикатур на пророка Мохаммеда датской газетой «Юлландс-постен» известна. Флеминг Роуз, заведующий отделом культуры в «Юлландс-постен», решил внести свой вклад в борьбу с самоцензурой, подрывающей основы свободного общества, — заказал 12 карикатур, изображающих пророка Магомета. Главный редактор газеты Карстен Юсте согласился опубликовать карикатуры: по его мнению, мусульмане, живущие в Дании, должны научиться терпимости и смириться с тем, что над их религией можно смеяться и даже издеваться, как это постоянно происходит в отношении христианства и иудаизма. Действительно, если практически во всех европейских странах законодательным порядком запрещены разжигание расовой или религиозной ненависти и пропаганда в любой форме расизма и антисемитизма, то богохульство как таковое не является наказуемым. Европа со времен Вольтера и Французской революции боролась за свободу совести и слова, и в том числе за право на богохульство.

    С отставанием по фазе

    Впрочем, достаточно очевидно, что карикатуры были направлены не против пророка Магомета как такового, а против экстремистской интерпретации ислама, которая толкает молодых шахидов на убийство и собственную смерть с Кораном в руке. А вот развитие событий после публикации карикатур представляется весьма поучительным.

    Сразу после выхода газеты мусульманские организации Дании (страна официально насчитывает 200 000 мусульман из общего числа 5,4 миллиона жителей) начали выражать протесты, оставаясь, однако, в рамках закона. Следует сказать, что датские мусульмане имеют куда более серьезные, чем карикатуры, основания быть недовольными датчанами. В 2003 году Дания приняла наиболее ограничительные в Европе законы об иммиграции, которые чрезвычайно затруднили прибытие новых иммигрантов. Датские власти требуют отныне от кандидатов на иммиграцию не только доказательств их финансовой состоятельности, но и знания датского языка и культуры, что, естественно, закрывает перед ними двери в страну Андерсена. Формально право на иммиграцию нигде не является фундаментальным правом человека. Но на практике любые меры любого европейского правительства так или иначе ужесточить существующие правила иммиграции рассматриваются самими иммигрантами и многими правозащитными европейскими организациями как дискриминационные.

    Первоначально протесты против карикатур на пророка Магомета как раз и имели целью устыдить датское общество, обвинив его в национальном эгоизме и расизме, и добиться тем самым смягчения иммиграционных законов. Но упреки не возымели должного эффекта, и вероятно, дело сошло бы постепенно на нет, если бы в разжигании скандала, через четыре месяца после публикации карикатур, не приняли активное участие датские палестинцы, которые попросту дезинформировали общественное мнение и религиозные власти Палестины, а затем и других мусульманских стран, добавив к вполне «пристойным» карикатурам еще две совершенно непристойные, на которых присутствовало свиное рыло и противоестественный секс. Поскольку Дания, как и Норвегия, особенно активно поддерживала национальную борьбу палестинцев (именно в Осло были подписаны Рабином и Арафатом исторические соглашения по Палестине), значительную часть иммигрантов в этих странах составляют палестинцы и борцы за «палестинское дело», которым эти страны предоставляли полную свободу действий, в том числе для распространения антизападной и антисемитской пропаганды.

    Провокаторы

    Активизации датских палестинцев явно способствовала победа ХАМАС на выборах в Палестине. Поскольку США и Европейский союз пригрозили прекратить финансовую помощь победителям, которые не признают право Израиля на существование и много лет практикуют кровавый террор против гражданских лиц, палестинцы решили, как видно, перейти в контрнаступление. Первые силовые манифестации против появившихся за четыре месяца до того рисунков состоялись в Газе через двое суток после победы палестинских исламистов. А чтобы разжечь народный гнев и сплотить общество, исламисты стали вдобавок распространять самые безумные слухи. Так, некий Абу Джихад, официальный представитель бригад Ясира Арафата, заявил, что в Дании и ряде других европейских стран население собирается в массовом порядке мочиться на Коран, а затем сжигать священные книги на городских площадях.

    Из Палестины мусульманская ярость распространилась на тоталитарную Сирию, у которой свои счеты с Европой. Правительство Башара Асада никак не воспрепятствовало толпе в Дамаске поджечь датское и норвежское посольства и дало приказ полиции остановить поджигателей, лишь когда они уже готовились превратить в пепел французское посольство. Это был ясный сигнал Франции: прекратить претензии к Сирии в связи с убийством бывшего ливанского премьера Рафика Харири, которое основательно подпортило французско-сирийские отношения. Столь же недвусмысленным был и последующий мусульманский погром в кварталах ливанских христиан. Что же касается шествий с самобичеванием под эгидой вооруженных группировок «Хезболла» во время шиитского праздника Ашура, то и тут карикатуры явно послужили предлогом для впечатляющей демонстрации силы этой «параллельной власти». Свои резоны поддерживать и раздувать так называемый гнев народный нашлись и у некоторых других стран: так, в Иране «карикатурное дело» послужило дальнейшей антизападной консолидации в ядерном конфликте, а в Чечне оно помогло прекратить деятельность датских неправительственных организаций на общем фоне борьбы с неподконтрольными правительству России общественными организациями.

    К чести Франции, история с карикатурами развивается тут в довольно цивилизованных рамках. Ряд французских изданий, таких, как «Либерасьон» или «Франс-суар», перепечатали карикатуры, а на прошлой неделе сатирический еженедельник «Шарли эбдо» не просто перепечатал их, а посвятил этой теме целый номер. Все художники газеты приняли участие в создании карикатур, которые высмеивают болезненные реакции мусульманского мира. На первой странице номера Магомет закрывает лицо руками. «Тяжело, когда тебя любят идиоты...» — восклицает пророк. А вот вопрос, достойный армянского радио: «Что хуже, чем птичий грипп? Религиозная чума». Главный редактор издания Филипп Валь написал «маленький словарь карикатурной недели», где он, в частности, объясняет: «Магомет — это исторический персонаж, который принадлежит человечеству, как Наполеон, Александр Великий, Тамерлан. Сунниты в отличие от шиитов не имеют право его изображать, но в странах, которые завоевали свободу выражения, его можно изображать как угодно, равно как Иисуса или Будду, Моисея или Конфуция, Платона или Саркози». Со своей стороны, президент Франции Жак Ширак осудил «неосмотрительные действия» «Шарли эбдо», сделав таким образом примирительный жест в отношении мусульманского мира, с которым Франция исторически тесно связана и имеет там серьезные экономические интересы. В свою очередь Французский совет мусульманского культа, безуспешно пытавшийся добиться ареста последнего номера еженедельника, намерен подать на редакцию в суд. В отличие от недавнего кризиса пригородов, когда Франция пылала, в минувшую субботу мусульмане провели мирные манифестации в Париже и Страсбурге с лозунгами типа: «Свобода слова и уважение к религии — тут нет противоречия».

    Чем объяснить такую сдержанность? Думается, что причин две. Во-первых, даже исламские экстремисты понимают, что их опора во Франции — коммунисты и другие крайне левые силы, такие как «зеленые» и троцкисты. Но если все эти силы охотно поддерживают любые социальные требования мусульман, ибо иммигранты и их потомки являются потенциальным электоратом крайне левых партий, то поддержать обскурантистские религиозные претензии исламистов этим партиям мешает их собственная идеология. А ссориться с крайне левыми наши исламисты пока не готовы — у них нет альтернативы. Во- вторых, мусульмане были, по-видимому, напуганы реакцией французского общества на кризис пригородов, напуганы размерами явления, которое они сами называют «исламофобией». Ведь согласно всем опросам, несмотря на общую политкорректность французских СМИ, молчаливое большинство одобрило решительные действия министра внутренних дел Николя Саркози и в целом правительства. Идеологи французских мусульман не могут не понимать, что продолжение нецивилизованного поведения только ускорит дальнейшее ужесточение иммиграционных правил, как это происходит уже сейчас.

    В чужом монастыре

    К сожалению, общая сдержанность французских (наиболее многочисленных) и вообще европейских мусульман в «карикатурном кризисе» не меняет существа вопроса. Наличие больших мусульманских общин в европейских странах начинает вызывать совершенно новые проблемы: мусульмане пытаются навязать европейцам свои правила поведения. Несколько лет тому назад это было ношение исламского платка; затем требование не употреблять свинину и продукты, содержащие животный жир, в школьных столовых; затем запрет для девочек заниматься физкультурой, и так далее. Сегодня появился новый повод для агрессивных требований — карикатуры на пророка. А поскольку ислам является мировой религией и мировым сообществом, то шантаж может осуществляться не через европейские мусульманские общины, а через мусульманские государства. Причем речь идет не о шантаже по отношению к конкретному «виновнику», в данном случае «Юлландс-постен», а по отношению к целой стране. Это как если бы вся католическая Европа и Латинская Америка начали, скажем, бойкот Турции после того, как Али Агджа совершил покушение на Иоанна Павла II. По тоталитарной логике исламистов датское правительство должно было закрыть газету и посадить в тюрьму ее редакторов, а раз оно этого не сделало, то вся страна в одночасье перешла в статус врага мусульманского мира.

    Если бы весь Европейский союз поднялся на защиту не газеты «Юлландс-постен», а Дании; если бы все европейские руководители поддержали датского премьера Расмуссена, заявившего, что в странах со свободной и независимой прессой государство на нее не влияет, а спорные вопросы решает суд; если бы европейские страны ответили угрозой санкций в ответ на бойкот датских товаров, истерические толпы в азиатских странах могли бы «рассосаться» как по мановению волшебной палочки. Но ни одна европейская страна не поддержала всерьез Данию, лишь какая-то часть журналистской братии проявила солидарность с датскими коллегами во имя свободы слова.

    В своей редакционной статье в «Шарли эбдо» Филипп Валь написал: «Перед лицом фашистов коллективное «нет» всегда приносит плоды. Когда от демократии требуют самоотречения, она должна оттолкнуть свои страхи и отказаться отступать от принципов, на которых она основана».

    Хватит ли у европейской демократии смелости, чтобы противостоять напору фанатиков? Готовы ли мы, индивидуально и совместно, защищать свободу слова и в широком смысле наши ценности? Перед журналистами, учеными, политиками — всеми теми, кто участвует в формировании общественного мнения, стоит проблема выбора: остаться свободными людьми или подчиниться требованиям диктата исламистов. Одним словом, склонить голову или рисковать головой в буквальном смысле.

    «Новое время» ¹8, 26 февраля 2006


<<перейти на главную страницу раздела>>





© 2001 - 2017 Sakharov Museum. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт www.sakharov-center.ru (hyperlink) обязательна.