Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    >> Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки>> Осторожно, религия!>>    
  << Вернуться в список материалов протеста общественности против суда. О выставке "Осторожно, религия!"

Генеральному прокурору Российской Федерации г-ну Устинову В.В.

Уважаемый господин Устинов!

Я обращаюсь к Вам с призывом встать на защиту прав и свобод не вообще всего населения России, а одного конкретного человека – Самодурова Юрия Владимировича – от произвольных и неграмотных действий прокуратуры ЦАО Москвы и, в частности, следователя (дознавателя) по особо важным делам прокуратуры ЦАО г. Москвы юриста 2 класса Цветкова Ю.А.

Мое предложение:
Прекратить дело, возбужденное против Самодурова Юрия Владимировича по п. «б» ч.2 ст.282 УК РФ за отсутствием события преступления.

Суть дела заключается в следующем.

Я позволю себе кратко описать его, хотя, я уверен, Вы более или менее информированы о главных обстоятельствах дела.

Самодуров Ю.В. – директор фонда и музея А.Сахарова. В январе месяце 2003 г. в выставочном помещении музея проходила выставка работ авангардистских художников «Осторожно – религия!».

Я не был на этой выставке и авангард мне несимпатичен, точнее – я плохо понимаю произведения этого направления. Поэтому никаких суждений о качестве представленных на этой выставке работ не имею.

О событиях, связанных с выставкой, я знаю из рассказов очевидцев, публикаций в СМИ и из постановления следователя Цветкова Ю.А. и заключения экспертизы, осуществленной по постановлению последнего.

Как известно, выставка, естественно, вызвала негативную реакцию у некоторых людей, знавших о ней и посетивших ее. Эти люди организовали группу хулиганов, устроивших погром выставки. Против хулиганов было возбуждено уголовное дело, закончившееся обвинительным приговором. Обвинительный приговор был затем отменен.

Скорее всего, та же группа обратилась в органы прокуратуры и в Государственную Думу РФ с требованием возбудить уголовное дело против устроителей выставки и ее участников. Это обращение нашло благоприятный отклик, и теперь группе устроителей выставки и нескольким художникам-участникам выставки предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.282 УК РФ.

Следователь (дознаватель) Цветков Ю.А. пишет в конце своего постановления: «Цель выставки достигнута путем использования в представленных на нее экспонатах специальных языковых (вербальных), визуальных, звуковых средств, методов скрытого психологического манипулирования сознанием и других психотехнических методов для передачи оскорбительных и унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против христианства вообще и русского православия в частности: десакрализация сакральных образов посредством создания ассоциативных связей между сакральным и низким, отвратительным, комическим, ужасным; обусловливание изображений половыми стимулами и стимулами отвращения; создание депрессивных ассоциативных связей при помощи изобразительных и вербальных средств в видеофильмах, с помощью чего были оскорблены и унижены религиозные чувства верующих и неверующих лиц, имеющих представление о святости (сакральности) основных символов христианской религии.

Публичная демонстрация экспонатов выставки в музее по указанному адресу проходила с 14 по 18 января 2003 года и вызвала широкий общественный резонанс, возбудила ненависть и вражду, а также унизила национальное достоинство большого числа верующих в связи с их принадлежностью к христианской религии, в особенности к православному христианству и Русской Православной Церкви, чем нарушались принципы конституционного строя Российской Федерации, закрепленные в положениях ч.5 ст. 13, ст. 14 и ст.28 Конституции Российской Федерации и гарантирующих принцип веротерпимости как залог гражданскою мира и стабильности демократического общества.»

Не обращая Вашего внимания на исключительно «закрученный» стиль, вызывающий отвращение к русскому языку, замечу, что в задачи правоохранительных органов светского государства (именно таким, в соответствии с Конституцией, является и Россия) не может входить защита сакральных символов любой религии. Сомневаюсь, что дознавателю Цветкову Ю.И. известно значение термина «сакральный».

Однако я не думаю, что следователь должен быть энциклопедически образован, хотя он и мог бы понимать, в чем и как он обвиняет подозреваемых в нарушении закона. В данном случае следователь основывал это свое витиеватое заключение на результатах экспертизы, которая как раз и вызывает серьезные сомнения.

Ни один искусствовед не станет оспаривать утверждения о том, что любые произведения искусства в любом жанре всегда субъективны и по форме, и по содержанию. В противном случае мы бы имели дело не с искусством, а с какой-нибудь отраслью промышленности, производством предметов массового потребления. Поэтому произведения искусства могут быть модными или немодными. И те, и другие только в том случае относятся к результатам творчества, если они вызывают чувства, эмоции. Одним настоящие произведения искусства нравятся, другим – нет, могут даже вызывать острую неприязнь к авторам и желание наказать их. История искусства знает нередкие примеры надругательства не только над произведениями искусства, но и над их авторами. И общество в целом часто ошибалось, впадая с массовую враждебную истерию. Как человек культурный и грамотный, Вы такие примеры хорошо знаете и помните.

В данном случае сама экспертиза и постановление следователя признали, что на выставке были представлены именно произведения творчества, искусства, поскольку они, по словам следователя, всего лишь за четыре дня сумели вызвать широкий общественный резонанс, возбудить ненависть и вражду, а также унизить «национальное достоинство большого числа верующих в связи с их принадлежностью к христианской религии, в особенности к православному христианству и Русской Православной Церкви».

Дело в том, что музей расположен довольно далеко от станции метро, в неудобном для массовых посещений месте, его найти непросто. Если в течение четырех дней массы не только услышали об этой выставке, но и посетили ее и настолько перевозбудились, что прониклись ненавистью и гневом в отношении либо авторов, либо православной церкви (следователь не указал, в отношении кого и чего), то на выставке должно было демонстрироваться нечто совершенно выдающееся.

Но на самом деле ничего похожего не было. Заявление о возбуждении уголовного дела явно инспирировано группой хулиганов из чувства мести и/или стремления избежать ответа перед законом за свои действия. Они весьма успешно сумели манипулировать вашим ведомством.

О главном документе – основании постановления следователя, о заключении экспертизы. Как человек, которому не чужда наука (я – профессор, известный своими трудами в России и за ее пределами и наверняка известный некоторым из экспертов) смею утверждать, что проведенная экспертиза страдает методологической малограмотностью.

Действительно, когда мы имеем дело с произведениями искусства, обсуждать их достоинства и недостатки как творческих произведений можно только с позиций взглядов сегодняшнего дня и в сравнении с другими признанными в мире произведениями того же жанра и той же исторической эпохи. Эксперты в своих суждениях откровенно пользуются методологией исследователей, хотя и широко известных, но сформировавших свои взгляды и подходы около века назад. Методы, которыми пользуются эксперты, по их признанию, «берут свое начало вместе с зарождением современного искусствознания, на рубеже XIX и XX веков.» Это работы Генриха Вельфлина, Франца Виккхофа и Алоиза Ригля, Юлиуса фон Шлоссера, Фрица Заксля, Макса Дворжака, Аби Варбурга.

Признавая авторитет каждого из них, далеко не все согласны с тем, что их взгляды и подходы пригодны для оценок современных произведений. На этот счет я мог бы привести целый библиографический список отечественных и зарубежных работ. Не желая Вас утомлять своими изысканиями, приведу высказывания лишь из одной обзорной статьи (Галина Ельшевская «История искусства как логическая система» (Обзор переводов книг классиков зарубежного искусствознания), журнал НЛО, №53, 2002). Автор, например, пишет: «Даже при наличии ряда совпадений в исходных позициях формальный метод Вельфлина активно оспаривался представителями Венской школы искусствознания, к которой принадлежал Макс Дворжак.» Далее раскрывается суть этих неприятий, и главное из них состоит в пренебрежении индивидуальностью творца, т.е. субъективной стороной произведения. Трудно понять, как можно делать категорические выводы на основе взглядов мыслителей из отдаленного прошлого, не согласных друг с другом.

О трудах Вельфлина и Дворжака автор пишет, что их главные работы «… бесповоротно принадлежат истории науки и культуры и актуальному [выделено мною – Ф.Б.] обсуждению не подлежат.»

Добавлять к этому что-либо бессмысленно.

Удивляет заключение экспертизы. Процитирую широко известный афоризм, принадлежащий Аби Варбургу, на работы которого пытаются опереться эксперты: «Господь Бог живет в деталях». И вот совершенно противоположное толкование произведений, представленных на выставке, вытекающее из этого афоризма: выставка продемонстрировала те детали, в которых господь Бог, по мнению художников, наверняка жить никак не может. Отсюда и призыв к осторожности. Достаточно прочесть название выставки с иной расстановкой интонационных ударений. В этом и состоит лозунг и концепция выставки. Таким образом, погромщики и их покровители активно выступают в качестве атеистов, во всяком случае, в сфере православия, поскольку так резко и отчетливо (вплоть до привлечения к уголовной ответственности) возражают против данной идеи. Этого же мнения, оказывается, придерживаются и эксперты, просто плохо себе представляющие предмет экспертизы.

Таким образом, возможна альтернативная экспертиза с противоположным результатом.

Столь же доказательным мог бы быть вывод о том, что инициаторы возбуждения уголовного дела пытаются спровоцировать движение по подрыву авторитета православной церкви.

Этим самым я не демонстрирую неуважения к экспертам, не хочу доказывать низкий уровень их компетенции.

Действительно, можно было бы выразить удивление по поводу того, что, защищая честь православной религии (или церкви – в этом эксперты не разобрались), эксперты прибегают к авторитету иконолога Аби Варбурга, полностью выросшего на анализе произведений, легитимизированных католическим обществом. Каково?

На этих основаниях я утверждаю, что приведенный текст экспертизы не может быть документом обвинения по избранной дознавателем статье УК РСФСР, поскольку он (документ) достаточно полно указывает на отсутствие самого события преступления.

На тех же основаниях я, желая охранить авторитет института прокуратуры (в не конкретного прокурора и дознавателя), предлагаю не только прекратить данное дело за отсутствием события преступления, но впредь отказаться от рассмотрения любых дел подобного рода, когда цивильный суд пробуют сделать орудием мракобесия или даже вообще инструментом в спорах вокруг религии.

Кроме того, нельзя предавать какому-либо нормативному осуждению результаты любого творческого процесса, не приводящие к тяжким реальным последствиям, но лишь заставляющие размышлять и спорить.
Мы это уже проходили. Позволю себе напомнить абсолютно «уголовные» с позиций подобной экспертизы некоторые произведения А.Пушкина, Н.Некрасова, В.Маяковского и еще многих и многих других поэтов. Напомню об известной картине Перова, которая так и находится в Третъяковской галерее, а ее директора не осудили.

Профессор кафедры социально-экономических систем
и социальной политики
Государственного университета
«Высшая школа экономики»,
академик РАЕН,
доктор экономических наук
Бородкин Фридрих Маркович

27 декабря 2003 г.



© Сахаровский центр

Политика конфиденциальности

Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента. Это решение мы обжалуем в суде.