Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки >> "Осторожно, Религия" >>   
  Вернуться к списку расшифровок аудиозаписей процесса в Таганском суде.
Выставка "Осторожно, Религия!"

текст был передан суду в ходе заседания 2 марта

Таганский суд 02.03.2005
Выступление защитника Л.А.Пономарева в защиту Ю.В.Самодурова.

Я считаю, что все до сих пор представленные обвинением доводы в поддержку того, что директор Музея и общественного центра "Мир, прогресс, права человека" имена Андрея Дмитриевича Сахарова виновен в предъявленном ему обвинении в соответствии со статьей 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а также в унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе) - несостоятельны.

Для меня является самоочевидным, что показания свидетелей и специалистов, приглашенных прокуратурой, а также письма от религиозных объединений и от граждан, которыми обвинение пыталось подкрепить свою позицию, убеждают лишь в том, что проходившая 4 дня выставка "Осторожно, Религия!" могла огорчить, разозлить, разгневать, но не разжечь среди граждан вражду и ненависть по признаку национальной или религиозной принадлежности, в чем обвиняют подсудимых.
Обвинение утверждает, что выставленные на выставке экспонаты оскорбляли национальные и религиозные чувства верующих. Российское законодательство предусматривает ограничения конституционной свободы самовыражения, запрещая оскорбление чувств верующих. Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" запрещает: воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются (ст.6 п.6). Ни один из приводимых обвинением доводов не доказывает, что хоть кому-нибудь проведение выставки воспрепятствовало осуществлению их конституционных прав и свобод.
Кодекс РФ об административных нарушениях (статья 5.26 "Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях") гласит: 2. Оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда.
Мы видим, что закон очень точно определяет форму оскорбления религиозных чувств и почитаемой религиозной символики, а также определяет за это административную ответственность. Поэтому даже доказанное осквернение предметов культа или сакральных знаков и эмблем никак не являются уголовно наказуемым разжиганием ненависти или вражды, а также унижением гражданина в связи с его религиозной принадлежностью.
Закон оставляет самим верующим определять критерии того, оскорблены ли их религиозные чувства. Но, во-первых, законодатели, справедливо понимая, что, как уже говорилось на данном процессе многократно, в современных условиях чувства верующих оскорбляются буквально на каждом шагу, рассматривает такие действия, как "оскорбления чувств верующих граждан", в качестве преследуемых по закону только в одном единственном случаи - если они происходят вблизи местам религиозного почитания. Во-вторых, нарушение этого положения закона составляет исключительно административный, а не уголовный состав.
Оскорбление чувств верующих вообще очень тонкая материя. Например, полтора месяца назад большая группа "глубоко верующих" людей, включая депутатов Государственной Думы, сочли, что их оскорбляют положения иудаизма и призвали к запрету еврейских организаций. Однако их высказывания были тут же осуждены другими "глубоко верующими" людьми, в том числе, представителями Московской Патриархии. Про это обращение Генеральный прокурор Владимир Устинов, выступая в Совете Федерации, сказал буквально следующее: "не надо трогать определенное вещество". Практическим в тот же день, когда газета "Русь Православная" опубликовала обращение депутатов и редакторов, в "Независимой газете", в приложении "НГ-религия" была опубликована статья официального представителя Московской Патриархии отца Всеволода Чаплина с призывом к созданию союза традиционно верующих православных и иудеев, направленного против сторонников секуляризации и приоритета прав человека.
Так что очень трудно понять, как именно должен выражать художник свое отношение к иудаизму, если он не хочет оскорбить какую-нибудь группу "глубоко верующих": то ли иудаизм - это союзник РПЦ, то ли - это сатанизм? Забавные разночтения в понимания оскорбления чувств верующих выявились, например, при оценке такого "криминализированного" обвинением и фигурирующего во многих приобщенных к делу обращениях, экспоната выставки как набор фотоснимков с акции "ХВ-1999", состоявшейся в Московском планетарии 12 апреля 1999 года. Как выяснилось при допросе свидетеля Саркисян, "оскорбительную" акцию санкционировало и Правительство Москвы, и Московская Патриархия в лице того же отца Всеволода Чаплина.
Обвинению не удалось обосновать фактов возбуждения экспозицией выставки национальной или религиозной вражды среди ее посетителей. Все аргументы представителей обвинения лишь подчеркивали конфликт носителей традиционалистского религиозного сознания и противников клерикализма. Но этот многовековой конфликт носит сугубо идеологический характер и должен решаться только путем мирных диспутов и полемик.
Декларация прав человека и гражданина РСФСР (статья 14) гласит: "Каждому гарантируется свобода совести, вероисповедания, религиозной или атеистической деятельности. Каждый вправе свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выбирать, иметь и распространять религиозные либо атеистические убеждения и действовать в соответствии с ними при условии соблюдения закона".
Конституция Российской Федерации признает за гражданами право на идеологическое многообразие, другими словами - на плюрализм (статья 13). Статья 15 устанавливает, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. При этом общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Таким образом, в нашей стране не может быть криминализировано то, что признано международным правом законным выражением мнения. Статья 55 устанавливает, что перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, а в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.
Каковы же критерии осуждаемого международным правом выражения общественно неприемлемых взглядов.
Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Статья 10. Свобода выражения мнения) устанавливает, что:
1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.
2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.
То же утверждается Международным пактом о гражданских и политических правах
статья 19:
2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.
3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:
a) для уважения прав и репутации других лиц,
b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.
Статья 20:
2. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.
Это положение международного права, определяющее применимое к нашему случаю, ограничение на свободу самовыражения, развивается в российском Основном Законе (статья 29, часть 2): не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.
Очевидно, что смысл, вкладываемый российским законодательством в понятия, определяющие незаконный характер выступления, не может быть шире, чем это предусмотрено международными нормами, носящими приоритетный характер. Из этого следует, что пропагандой и агитацией, возбуждающей, обобщенно говоря, групповую рознь и вражду, является только такой, которая представляет собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию. И ничто иное. В противном случае, характер высказываний, преследуемых законом, окажется выходящим за рамки, четко очерченные международным правом, а это - неконституционное и необоснованное ограничение прав на свободу творчества и самовыражения. Однако обвинение не доказывало ни единого факта подстрекательства к дискриминации, вражде и насилию со стороны обвиняемых. Нет и ни одного доказательства того, что жертвой дискриминации, вражды и насилия стали те, кого обвинение представляет целью атаки организаторов выставки, а именно: Церковь, верующие, русский народ и т.д.
Я приятно удивлен, что гособвинение так обильно ссылается на практику Европейского суда и так хорошо проштудировали западноевропейское законодательство. Но я считаю принципиально важным отметить, что Европейский суд ни разу не принял решения в поддержку уголовного обвинения по обвинению в нападках на религию, все рассматриваемые дале касались только административных запретов на демонтрацию выставок или кинопроката. За последние десятилетия нет и ни одного примера уголовного осуждения за "богохульство" в Западной Европе. В этом смысле доводы прокуратуры несостоятельны.
Поэтому я считаю, что и мой подзащитный Самодуров, и другие подсудимые - Василовская и Михальчук должны быть оправданы за отсутствием события преступления.

Наверх