Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки >> "Осторожно, Религия" >>   
  Вернуться к списку расшифровок аудиозаписей процесса в Таганском суде.
Выставка "Осторожно, Религия!"

текст был передан суду в ходе заседания 2 марта

Таганский суд 02.03.2005
Выступление защитника А.П. Подрабинека в защиту А.А. Михальчук.

      Уважаемый суд!

      На протяжении этого судебного процесса и обвинение, и защита неоднократно говорили о необычности рассматриваемого дела. Между тем, споры о том, какая религия является истинной и можно ли подвергать сомнению истинность какой-либо религии или святость ее символов, являются, по-видимому, самыми древними спорами в человеческой истории.
      В языческие времена осквернение священных реликвий каралось смертью. В средние века в Западной Европе попытки не догматически осмыслить христианство становились предметом судебного разбирательства в суде инквизиции. В России староверов сжигали за то, что они не приняли греческого обряда, крестились двумя пальцами и пели "аллилуйя" в конце молитвы два раза, а не три, как православные. Но последний суд инквизиции пресек Наполеон Бонапарт в 1809 году; а в России староверов перестали наказывать смертью и того раньше. Человеческое общество постепенно учиться веротерпимости и люди понимают, что надо уважать если не чуждые им мнения, то, по крайней мере, право эти мнения высказывать.
      Сегодня противники религиозной и гражданской свободы при поддержке государственного обвинения пытаются остановить нашу страну на том пути, по которому человечество мучительно и с огромными потерями шло веками. И как это было в темные времена, нам опять ссылаются на унижение чувств верующих, на оскорбление религиозных святынь. Именно этим соусом были приправлены обвинения Галилео Галилею, Джордано Бруно, Мигелю Сервету и многим другим жертвам религиозного фанатизма.
      Однако за сегодняшней обиженной позой религиозных фанатиков явственно проглядывает опасение Русской православной церкви потерять свой авторитет и влияние в обществе; опасение расстаться с надеждами на монопольное положение в государстве, на возможность возвыситься над другими конфессиями, которые имеют в нашей светской стране ровно те же права, что и РПЦ.
      Если бы все верующие и атеисты находили защиту своих чувствительных душ у прокуратуры и требовали своих религиозных обидчиков к уголовному ответу, в государстве начался бы сначала хаос, а затем бесконечная резня. Все не христиане и атеисты могли бы потребовать убрать четыре креста с государственного герба России. Все протестанты могли бы обидеться на православных и католиков за публичную демонстрацию икон, ибо этим нарушена втора библейская заповедь, не дозволяющая творить "… себе кумира и никакого изображения того, что на небе…". Все мусульмане могли бы возмутиться перевернутым полумесяцем под крестом на куполах православных церквей, сочтя это намеком на превосходство христианства над исламом. Все иудеи могли бы оскорбиться христианским вероучением, ибо они все еще продолжают ждать прихода мессии. Все не православные могли бы потребовать от Законодателя отменить Рождество Христово как государственный праздник, либо придать ранг государственных своим религиозным праздникам, соблюдая тем самым конституционный принцип равенства всех религий в нашей пока еще светской стране. Перечень возможных религиозных обид бесконечен. Что бы ответили прокуроры Новичкова и Гудим этим разъяренным гражданам, если бы последние обратились за защитой своих оскорбленных чувств в прокуратуру?
      Не хочу сказать, что все вышеперечисленные вопросы - чушь, не стоящая внимания; иные из этих вопросов требуют цивилизованного разрешения. Но ведь не при посредничестве прокуратуры и не в уголовном процессе!
      Фанатичные ревнители православия сквозь пальцы смотрят на свои преимущества перед другими церквями и религиями, но непереносимо чутки к собственным обидам. Они видят соринку в чужом глазу, но не замечают бревна в собственном. Депутат Государственной думы коммунистка Татьяна Астраханкина, по инициативе которой была проведена прокурорская проверка, а затем возбуждено настоящее уголовное дело, в письме прокурору Наседкину писала, что моя подзащитная Михальчук "признала критическую направленность выставки в отношении православия". Это в ее понимании и обвинение, и приговор одновременно. Но почему нельзя критиковать православие? Коммунисты, ныне так рьяно защищающие православие, а за ними и прокуратура убеждены, что такая критика недопустима. Это тянется из нашего не такого уж далекого советского прошлого. Еще 20 лет назад за критику социализма давали до 10 лет лагерей. Понятно, кто и зачем так хочет вернуться к тем временам.
      Государственное обвинение стремится сузить пространство свободы в нашей стране, введя в сферу запретного даже сюжеты, далекие от подлинно религиозных мотивов. В судебном заседании оглашалось приобщенное прокуратурой к материалам дела обращение Государственной думы к Генеральному прокурору от 12 февраля 2003 года, в котором утверждалось, что изображение обнаженной женщины, распятой на кресте, оскорбляет чувства верующих. Что же именно оскорбляет верующих по версии депутатов Госдумы? То, что женщина обнажена? Так это часто встречается в нашей жизни и вне художественного творчества. И что же в том оскорбительного? То, что она распята на кресте? Так распятие на кресте было традиционной казнью в Римской империи.
      Обвинение, устами своих экспертов, требует трепетного отношения не только к христианским ценностям, но и к Русской православной церкви. Всякое критическое или неприязненное отношение к ней трактуется как попытка унизить и оскорбить христианство или опорочить Бога. Даже внутрихристианские, но не православные трактовки, становятся поводом для обвинений, как, например, обвинение в протестантизме. Эксперты обвинения считают криминальным даже ожидание прихода мессии, что было подмечено ими в одном из экспонатов выставки. Но если даже это считать преступным, то на скамью подсудимых должны угодить все иудеи, не признавшие Нового Завета. Чем не повод для грандиозной антисемитской кампании?
      Государственное обвинение упорно настаивает на том, что художник обязан предусмотреть, какие чувства вызовет его работа у зрителя. Можно вспомнить хрестоматийное "нам не дано предугадать, как слово наше отзовется". Но ведь и без классика понятно, что сколько людей - столько и мнений, сколько зрителей - столько и разных чувств. Одна и та же работа может вызвать у разных людей совершенно противоположенные эмоции. Более того. К нам на процесс, например, приходят две молодые дамы в коротких синих юбках, что меня как пуританина, может быть, и возмущает, но как джентльмена - восхищает. Одно и то же явление может пробудить противоположенные чувства даже в одном человеке. Каких же расчетов на зрительское восприятие можно ожидать от художника?
      В разряд криминальных попали и изображение отрезанной рыбьей головы (работа Орлова и Митлянской "Последний ужин"), и храм для кукол (работа Пожарицкой "В храмике"), и невостребованные фотографии для надгробий (работа Анны Михальчук "Откуда и кто?"). Что еще может оскорбить души религиозных фанатиков, остается только догадываться. Свидетель обвинения Сергеев, один из погромщиков выставки, пояснил суду, что две любых перекрещенных палки - это, по сути, уже крест, и относиться к нему надо соответственно. Но перекладина на телеграфном столбе - это тоже крест, используемый отнюдь не в культовых целях. Значит ли это, что надо отказаться от телеграфа?
      Логика религиозного фанатизма доходит до абсурда. Но и она находит своих сторонников в обществе. И, надо признать, их не так уж мало. Речь даже не о казаках, подписавших обращения в суд по указанию своих атаманов. Среди жаждущих наказания для художников - Федерация еврейских общин России, глава российских пятидесятников Сергей Ряховский, дававший свои показания суду. Желающих установить художникам рамки творчества, а непослушных упрятать за решетку, можно найти даже в художественной среде. В судебном заседании зачитывалось письмо деятелей культуры к президенту Путину с призывом покарать организаторов выставки "Осторожно, Религия!". И если подпись под этим письмом писателя Валентина Распутина не вызывает особого удивления, то подпись бывшего политзаключенного писателя Леонида Бородина заставляет задуматься о том, что для значительной части нашего общества свобода самовыражения представляется угрозой общественному благополучию. Это благополучие видится им как личное, как торжество их собственных идей и верований, а не как мирное и терпимое друг к другу сосуществование в обществе самых различных позиций, в том числе и противоположенных.
      Из материалов дела совершенно очевидно, что Михальчук не была организатором выставки. Ни Самодуров, ни Василовская до разгрома выставки ее даже не знали. Но прокуратуре для процесса мало было только организаторов, ей был нужен и художник, участник выставки. Обвинение, предъявленное Анне Михальчук, это послание прокуратуры другим художникам - дойдет очередь и до вас.
      В ходе процесса государственное обвинение неоднократно ссылалось не некий международный опыт в подобных делах. Однако не было приведено ни одного случая, когда в светских странах с развитой демократической системой и уважительным отношением к правам человека так называемые осквернители религиозных чувств преследовались бы в уголовном порядке. Фундаменталистам от православия, ссылающимся на зарубежный опыт, мечтается на самом деле о такой законодательной системе, при которой они могли бы диктовать нормы закона, основываясь на своих представлениях о религии и нравственности. Как в Саудовской Аравии, где казнят за супружескую измену. Как в Иране, где 12 ноября прошлого года во время порки умер 14-летний мальчик, которому судом было назначено 85 ударов плетьми за то, что он ел днем во время в мусульманского поста Рамадан; там же13-летнюю девочку недавно приговорили к смертной казни за рождение ребенка от ее собственного брата. Как в Пакистане, где в августе прошлого года мужчину арестовали за то, что он лежал дома на кровати, положив ноги на Коран.
      Сегодня прокуратура поясняет в суде, как не надо писать картины и как надо относиться к религии и к Богу. Завтра она строго укажет нам уже в новом суде, как нельзя писать книги, ставить кино и сочинять музыку. А послезавтра нам предпишут, как следует безупречно одеваться, как правильно заниматься сексом и с каким выражением лица необходимо смотреть на руководителей государства. На этом пути нет остановок, потому что это путь по наклонной плоскости в пропасть тоталитарных порядков и диктатуры. И, в конце концов, у нас будет все как в Северной Корее, где сажают за ухмылку во время выступления вождя нации; или как в Китае, где в городах матерей сажают в тюрьму за рождение второго ребенка.
      Сегодняшний судебный процесс, независимо от того, каким будет приговор - обвинительным или оправдательным, станет знаковым для нашего общества. Но если обвинительный приговор проложит путь к мракобесию, религиозной нетерпимости и диктатуре идеологии, то оправдательный - продемонстрирует тот знаменательный факт, что Россия остается светской страной, основанной на конституционных принципах отделения церкви от государства и равенства перед законом всех религий и идеологий. Что Россия остается страной, в которой уважают демократические ценности, гражданские свободы и права человека.
      Я прошу суд, в соответствии со ст. 309, п.2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вынести оправдательный приговор Анне Михальчук, а также двум другим подсудимым - Юрию Самодурову и Людмиле Василовской, так как в их деянии нет состава преступления.

Наверх