Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки >> "Осторожно, Религия" >>   
  Вернуться к списку расшифровок аудиозаписей процесса в Таганском суде.
Выставка "Осторожно, Религия!"

текст был передан суду в ходе заседания 2 марта

Таганский суд 02.03.2005
Выступление защитника Е.В.Ихлова в защиту Л.В. Василовской.

Уважаемый суд!
Я боюсь повториться, но хочу последовательно изложить свою позицию как защитника сотрудника Музея и общественного центра имена Андрея Сахарова Людмилы Викторовны Василовской. Я уверен, что исходя из буквы российского законодательства, в ее действиях не было нарушения закона, и она должна быть полностью оправдана.
Начнем с того, что обвинение в причастности к организованной преступной группе не подтверждается ни обвинительным заключением, ни судебным следствием. Обвинение не смогло доказать основные признаки такой группы. Очевидно, что не было ни предварительного преступного сговора, ни предварительно разработанного плана совместных действий.
Проводимая выставка была органическим составным элементом внутрироссийского художественного процесса. Даже эксперт Энеева подтвердила, что с 1993 года, т.е. в течение 10 лет, открыто экспонировались произведения актуального искусства, критически затрагивающие темы общественной роли церкви и религии. Художники, выставившие свои произведения на выставке "Осторожно, Религия!" широко признаны в нашей стране и за рубежом. Аналогичные по манере и тематике работы широко выставляются во многих престижных выставочных залах и галереях. Поэтому, очевидно, что никакого ощущения, что проведение выставки будет расценено как преступление, как общественно опасное деяние, у Василовской не было и не могло быть.
Обратим внимание на еще один аспект. Свидетель Калашников, пытаясь определить, исходя из своих эстетических представлений, форму "современного актуального искусства", представил его как "художественную публицистику". Однако даже школьник знает, что отличительный признак публицистики - это всегда однозначно трактуемый смысл. Творчество Салтыкова-Щедрина никто не мог принять за воспевание существующей действительности, и "Бесы" Достоевского ни один критик не принял за оду революционному подполью. Но характерной приметой актуального искусства является именно смысловая вариативность. Это подчеркивали и эксперты, и специалисты, и свидетели. Именно поэтому обвинительное заключение и отличается той неконкретностью, которую отметил суд 16 июня прошлого года. Все законные ограничения, связанные с распространением экстремистских призывов и иной пропаганды, вытекают из максимальной смысловой четкости высказываний: политические программы, публицистика, политическая карикатура, квазинаучные рассуждения - все это "работает", когда совершенно адекватно воспринимается целевой аудиторией. Там где преступный характер пытаются приписать произведениям, не имеющим публицистически четкого смысла, и начинаются неизбежно спекулятивные угадывания преступного содержания, т.е. обвинение неизбежно принимает идеологический, а не правовой характер.
Считаю нужным отметить такое противоречие в выступлении гособвинения: либо экспонаты выставки - некие "изделия", чье значение определяется только пиаром искусстововедов, либо это произведения искусства, вызывающие столь опасное возмущение умов, разжигающих вражду...
Подчерку, что прошу суд отнестить критически к показаниям свидетеля Ямщикова. Поскольку мы выяснили, что он фактически оболгал уважаемого академика Гизбурга, исказив его слова, то может быть, и остальные его впечатления от содержания выставки также носят искаженный характер. Защита и обвинение одновременно, но в противоположном сиысле говорит о том, что произведения на выставке должны были вызвать шок, потрясение. Но основатель европейской науки и искуссовведения Аристотель считал высшей целью художественного произведения "катарсис" - то есть нравственное очищение через шок и потрясение.
Здесь много говорили о смысле работы Авдей Тер-Оганяна. Я увидел в ней изображение современного русского сознания, а именно - традиционная религиозно-национальная основа, изуродованная втиснутыми стереотипами массовой культуры - советской и новой. Это к теме о смысловой многовариативности актуального искусства.
Если же вернутся к уголовному законодательству, то уголовная ответственность за возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, предусмотренная ст. 282 УК РФ, может возникнуть за пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть или вражду. Статья 282 УК РФ устанавливает ответственность за посягательство на такой объект, как общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционного принципа равенства граждан независимо от их религиозной, национальной, социальной или иной принадлежности. Никакого покушения на принцип равенства прав граждан по перечисленным групповым признакам со стороны организаторов и участников выставки не было.
Объективная сторона преступления, предусмотренного настоящей статьей, в том виде, как она действовала на момент подготовки и проведения выставки "Осторожно, Религия!", характеризуется альтернативно:
1) Действиями, направленными на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства;
2) пропагандой исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.
Обвинение не смогло доказать, что организаторы выставки распространяли среди широких слоев населения такие идеи и взгляды, которые подрывают доверие и уважение к определенной национальности или расе либо религиозному вероисповеданию, а также вызывают неприязнь или чувство ненависти к образу жизни, культуре, традициям, религиозным обрядам граждан данной национальности или расы и т.п. Все свидетели и специалисты, приглашенные обвинением, констатировали лишь стремление к защите веры, религиозных и национальных символических образов со своей стороны и со стороны своих знакомых.
Возбуждающей в соответствии со ст. 282 УК РФ является такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной этнической (национальной), расовой (антропологической), конфессиональной (религиозной) группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действиям против них.
Не является информацией, направленной на возбуждение вражды, простая констатация фактов, которая не несет никакого отрицательного заряда. Возбуждающей вражду она становится только тогда, когда используется для иллюстрации тезиса, имеющего негативную окраску.
Возбуждение вражды выражается в формировании чувства неприязни, сильной антипатии, ненависти; желания любыми способами ущемить чьи-либо права и законные интересы.
Я хочу сослаться на основные признаки, характеризующие возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды с точки зрения общественной опасности, так как они изложены в методическом указании для сотрудников прокуратуры, направленном первым заместителем Генерального прокурора РФ Юрием Бирюковым в следственные и надзорные органы прокуратуры.
Главными из них являются:
оправдание геноцида, репрессий, депортаций по национальному признаку;
требования переселения, вытеснения из различных сфер деятельности лиц определенной национальности;
угрозы в отношении лиц той или иной национальности, конфессиональной принадлежности;
приписывание враждебных действий и намерений одной группе людей, нации, расе, религии по отношению к другим;
формирование и подкрепление негативного этнического стереотипа, отрицательного образа нации, расы, религии;
перенос различного рода негативных характеристик и пороков отдельных представителей на всю этническую или религиозную группу;
приписывание всем представителям этнической или религиозной группы стремления следовать тем древним обычаям, традициям, которые негативно оцениваются современной культурой; утверждения об изначальной враждебности определенной нации, религиозной группы по отношению к другим;
объяснение бедствий и неблагополучия в прошлом, настоящем, будущем существованием и целенаправленной деятельностью определенных этнических, расовых, религиозных групп;
побуждение к действиям против представителей какой-либо нации, конфессии.
Очевидно, что ничего подобного не было в экспозиции выставки. Столь же очевидно, что у организаторов и участников выставке не было умысла и цели возбудить национальную, расовую или религиозную вражду, унизить национальное и религиозное достоинство. Они не желали совершить действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального и религиозного достоинства.
Из всего этого вытекает полное отсутствие самого события преступления со стороны подсудимых, в том числе, и со стороны моей подзащитной Людмилы Викторовны Василовской.

Наверх