Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки >> "Осторожно, Религия" >>   
  Вернуться к списку расшифровок аудиозаписей процесса в Таганском суде.
Выставка "Осторожно, Религия!"

текст был передан суду в ходе заседания 2 марта

Таганский суд 02.03.2005
Прения сторон.
Речь государственного обвинителя К.С. Гудим.

      В развитие выступления своей коллеги следует признать несостоятельными попытки подсудимых и стороны защиты говорить об экспонатах выставки как о произведениях искусства, которые имеют какую-то историческую, художественную или культурную ценность. В этой же связи считаю несостоятельными и попытки Самодурова провести некую аналогию между настоящей выставкой и произведениями современного европейского искусства на религиозную тему, выставочные каталоги которых и фотоальбомы были приобщены по соответствующим ходатайствам к материалам уголовного дела. Однако следует отметить, справедливости ради, что большинство опрошенных специалистов, свидетелей со стороны защиты, которые имели хоть какое-то отношение к выставочной деятельности, высказали единое суждение о том, что возможные мнения зрителей, в том числе и негативные, так или иначе входят в круг интересов художников и организаторов выставки. Определенно продолжением данного тезиса послужило и высказывание Самодурова, который в своих показаниях заявил, что хорошее произведение искусства должно шокировать, ошеломлять, вызывать слезы. Данное утверждение, на наш взгляд, является убедительным свидетельством того, что последующая реакция многоконфессиональной общественности на выставку, унижающую и оскорбляющую религиозные чувства верующих, была ему, безусловно, известна, является закономерной, логичной и в данном случае единственно возможной. Этот факт обуславливается заведомо провокационным названием выставки, которое было, кстати говоря, им одобрено, ее концепцией, подбором участников и экспонатов выставки. В данном случае необходимо учесть и те работы художника Тер-Оганяна, на которого мы уже ссылались выше, представленные им работы, это 12 обезображенных софринских икон, размещенных также в выставочном пространстве музея. Обращаясь к тезису защиты о том, что выставка явилась средством выражения антицерковных взглядов и атеистической позиции, стала неким ответом на имеющуюся, по их взгляду, клерикализацию общества, считаем необходимым возразить, что ситуация критики, прежде всего, предполагает систему определенного диалога между оппонентами. В данном случае, данная система исключена в силу заведомо оскорбительного характера экспозиции. Обращаясь и возвращаясь, может быть, мы не так далеко ушли от показаний специалистов со стороны защиты, так вот, возвращаясь к их пояснениям и их отзывам: специалисты со стороны защиты не были единодушны в своих оценках выставки. В частности, специалист Пинос счел название выставки гениальным и поэтическим, а тот же специалист Ерофеев назвал его неудачным. Мы полагаем, что оскорбительный характер экспозиции декларируется уже в ее названии «Осторожно, религия!», которое с большой степенью вероятности ассоциируется у зрителей с лозунгами и слоганами предупредительного характера, повествующими о возможной, грозящей опасности. Предупредительный характер словосочетания подчеркивает и усиливает размещение его внутри дорожного знака предупреждения. Иное или двойное прочтение названия выставки, как предлагает подсудимый и защита, исключается в силу однозначно оскорбительного антицерковного пафоса выставки. Навязываемая защитой интерпретация названия выставки как призыва к бережному и острожному отношению к указанному объекту выглядит неубедительно в силу того, что дорожный знак «Осторожно, дети!», к аналогии с которым настойчиво приводит нас защита, по сути своей в соответствии с правилами и сводом дорожного движения представляет собой детей как источник возможной опасности, возможной причины ДТП.

      Следующий доказательный блок, на котором бы нам хотелось остановиться, это показания специалистов стороны обвинения, в частности, Калашникова и Ямщикова. Еще одним контраргументом позиции защиты о несостоятельности и претенциозности экспертного заключения прозвучало выступление в суде специалиста Калашникова, члена Союза художников России, кандидата искусствоведения, также представившего свой отзыв на экспертизу, из которого следует, что: «Обращает на себя внимание профессионализм авторов документа. Точный иконографический анализ представленных изображений, компетентность в сфере православного ритуала, осведомленность в понятийной системе современного искусства позволяют сделать обоснованные выводы о кощунственном характере экспонатов. При чем эксперты аргументировано показывают многомерность созданных провокационных образов и мотивов. Благодаря этому исследование выходит за рамки узкоконкретного анализа экспонатов и касается общих принципов бытования концептуального искусства. При углубленном подходе автор экспертизы проявляет предельную корректность, непредвзятость в оценках и выводах и широту подхода.» История современного искусства, по свидетельству указанного специалиста, сложилась таким образом, что его произведения приобретают некий смысл лишь в определенном контексте. Приемы, характерные для искусства постмодернизма, такие как парафраз, ироническое переосмысление, предполагают выстраивание ассоциативных рядов и интерпретацию образов исключительно в соотнесении их с известными культурными реалиями. То есть те приемы, которые были широко использованы на данной выставке. В этой связи устроители были обязаны учитывать и контекстуальное взаимодействие экспонатов выставки, поскольку даже относительно нейтральные работы испытывали влияние однозначно оскорбительных изделий. Если подобные явления имеют место и в экспозициях традиционного искусства, то выставки современного искусства демонстрируют особо активное срабатывание элементов выставки, что не могли не знать подсудимые. Контекстный характер современного искусства требовал от устроителей выставки учета сложившихся в России традиций, отношения к общественной роли искусства. Как нам всем известно, «поэт в России, больше чем поэт». Аналогичными по содержанию, но более резкими по форме стали показания ведущего специалиста государственного научно-исследовательского института реставрации, заслуженного реставратора, заслуженного деятеля искусств России, академика РАЕН Ямщикова. Данный специалист назвал выставку кощунственной и оскорбительной, которую нельзя рассматривать как критику недостатков церкви, поскольку «критика – это разумный спор, а не плевки в лицо», – сказал специалист.

      Еще одним доказательственным блоком стороны обвинения являются показания свидетелей, представителей различных религиозных конфессий и приобщенные оглашенные заявления. В этой связи заслуживают внимания, на наш взгляд, показания свидетеля Ряховского, являющегося членом Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ, председателем Российского объединенного союза веры евангельской, сопредседателем Консультативного совета церквей России, который выступил с заявлением от имени российских протестантов. В данном документе, приобщенном к материалам дела, изложена резко негативная оценка действий организаторов и участников выставки «Осторожно, религия!», носящей, на его взгляд, «откровенно политический и провокационный характер, поскольку представляют собой кощунственное глумление и издевательство над христианскими святынями и предметами культа». Выставка оскорбляет религиозные и национальные чувства и тем разжигает и возбуждает религиозную вражду и рознь. По мнению российских протестантов, никак не может быть оправдана свобода литературного, художественного или иного вида творчества, провоцирования в религиозном обществе межрелигиозной нетерпимости. Организаторы выставки намеренно выставили экспозиционный ряд таким образом, что его восприятие зрителями вызывает отрицательные эмоции и негативные установки в отношении социальной группы граждан, выражающих свою приверженность к православной религии. Публичные действия организаторов и участников выставки выразили недоверие, неприязнь, насмешку, чувство отвращения к образу жизни, культуре, традициям, религиозным обрядам христиан, так как пропагандируют неполноценность этих граждан по религиозному и национальному признаку. «Я, будучи русским человеком, почувствовал себя ущербным таковым называться», – как заявил свидетель в суде.

      С аналогичным заявлением в поддержку православных верующих и резким осуждением действий устроителей и организаторов выставки обратились представители различных религиозных конфессий, в частности, глава Совета богословов, заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман России муфтий ФаридСалман, председатель конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России раввин Коган, глава представительства евангелической лютеранской церкви в Москве Пудов(?). Приглашенный в качестве свидетеля священник Русской Православной церкви иерей Максим Обухов показал в суде, что выставка «Осторожно, религия!» оскорбила и унизила человеческое достоинство значительного числа православных верующих различных национальностей и народов России, относящих себя к православной вере, свидетелем и очевидцем чему он явился. В этой связи было оглашено и впоследствии приобщено к материалам дела обращение заместителя председателя Отдела внешних церковных связей московского патриархата епископаЕгорьевского Марка. Подтверждением объективности свидетельских показаний указанных лиц и заявлений представителей различных религиозных конфессий являются заявления верующих Москвы и различных регионов России, составляющие 11 томов настоящего уголовного дела и исследованных в суде, которые, на наш взгляд, должны быть также положены в основу обвинительного приговора. Обращаясь к письменным материалам дела, также образующим доказательную базу обвинения, хотелось бы сослаться и напомнить суду некоторые из них. В частности: Устав автономной некоммерческой организации культуры «Музей и общественный центр “Мир, прогресс, права человека” имени Андрея Сахарова», подтверждающий полномочия Самодурова; трудовой договор Фонда Андрея Сахарова, заключенный с Василовской и приказ о его продлении; инструкция о должностных обязанностях Василовской как куратора постоянной экспозиции, руководителя группы организации выставок и комплектации фондов музея;план выставок на 2003 год, утвержденный Самодуровым, согласно которому данная выставка под названием «Осторожно, религия!» запланирована на период январь-февраль 2003 года; это открытое коллективное обращение деятелей науки, культуры, искусства к президенту РФ, считающее выставку опасной…(неразборчиво)… по религиозному и национальному признаку; это отзывы члена научно-редакционного совета по изданию православной энциклопедии, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, председателя научного совета РАН «Роль религии в истории» Назаренко; доцента московской духовной академии, кандидата богословия, члена богослужебной синодальной комиссии, насельника Троице-Сергиевой лавры игумена Андроника и другие. О том, что экспонаты выставки содержат глумление над православным вероисповеданием, приписывают церкви чуждые ей идеи и взгляды, экспонаты оскорбляют чувства православных верующих, выражают нетерпимость авторов и организаторов выставки по отношению к верующим и Русской Православной церкви. Культовые предметы и изображения, использованные в экспонатах, связаны с тысячелетней историей РПЦ, значимы для социальной памяти и общественной нравственности как православных христиан, так и любого гражданина России, связывающего себя с историей Родины. К письменным материалам дела, исследованным в судебном заседании, мы также относим и запрос депутата Государственной думы Федерального собрания Российской ФедерацииАстраханкиной. К числу указанных документов также относятся и протоколы выемок и осмотра предметов, вещественных доказательств, а также другие письменные материалы дела, оглашенные и исследованные в судебном заседании. К числу доказательств стороны обвинения необходимо также отнести и те вещественные доказательства, которые были исследованы в судебном заседании.

      Обращаясь к квалификациям, действия подсудимых квалифицированы по статье 282 УК России: Михальчук – по части 1-й данной нормы, Самодурова и Василовской – по пункту Б, части 2-й указанной статьи.

      Считаем, что состав преступления, предусмотренный статьей 282 Уголовного кодекса России и совершение которого инкриминируется подсудимым, нашел свое полное и объективное подтверждение в ходе судебного следствия и устанавливается доказательствами, представленными суду стороной обвинения, юридическую состоятельность которых, как ни старалась защита в ходе судебного следствия опровергнуть, так и не смогла. Считаем, что признак совершения действий, направленных на возбуждение вражды, инкриминируемой подсудимым, нашел свое подтверждение в ходе судебного следствия. Судебным заседанием, бесспорно, установлено, что деятельность подсудимых по организации и открытию выставки с 14-го января по 18-е января 2003 года, выставки актуального искусства под названием «Осторожно, религия!» в выставочном зале Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека» имени Андрея Сахарова, расположенного в доме 57, строение 6 по улице Земляной Вал в городе Москве преследовала цель распространить среди неопределенно широкого круга лиц идей и взглядов, подрывающих доверие и уважение к православному вероисповеданию, национальности, а также вызывающих неприязнь, вражду к образу жизни, культуре, традициям, религиозным обрядам граждан данного вероисповедания. Незаконные действия подсудимых носили открытый, публичный характер с привлечением возможности средств массовой информации. На наш взгляд, не будет лишним напомнить, что вход на выставку был свободным, бесплатным, выставка проходила, была запланирована накануне известного большого почитаемого православного праздника Крещения. Так вот, вход на выставку ограничен каким-либо цензом не был, он был доступен, каких бы то ни было возрастных или иных ограничений не имел. Выставка широко анонсировалась в СМИ, и в печатных изданиях в том числе. Представленные доказательства определенно свидетельствуют о том, что концептуальная направленность выставки, ее название, подбор экспонатов, публичное распространение информации, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку, сформировали негативную установку в отношении различных этнических и конфессиональных групп, спровоцировали ограничение их прав и насильственных действия против них. Указанные действия подсудимых породили напряженность в обществе, что мы имели возможность наблюдать на всем протяжении рассмотрения настоящего дела не только в коридорах суда, но и за его пределами, сформировали негативные стереотипы и послужили и продолжают служить уже на протяжении двух лет питательной почвой для конфликтов. Довод подсудимых и защиты о том, что выставка и представленные на ней работы не были направлены на возбуждение ненависти, на унижение достоинства каких бы то ни было лиц, что выставка не несет никакого отрицательного заряда является лишь умышленным искажением реального положения вещей, что и было установлено судебным заседанием, поскольку нами определенно доказано, что экспозиция «Осторожно, религия!» средствами актуального искусства с использованием религиозной символики и предметов религиозного культа в контексте отдельных экспонатов публично декларирует тезис, имеющий очевидно негативную окраску. Данный тезис носит общий негативный характер, не обращен к конкретной личности, его главный смысл – посеять между людьми разных национальностей, разных конфессий взаимное недоверие, развить на основе оскорбительных и клеветнических суждений взаимное отчуждение, подозрительность, переходящую в устойчивую враждебность. В российских условиях экспозиции, заведомо несущие негативный нравственный заряд, не воспринимаются как критика, направленная на оздоровление нравственного и социального климата в стране, тем более что опыт критики недостатков церкви при уважительном отношении к религиозным идеалам в истории искусства имеется. Считаем, что признак совершения действий, направленных на унижение достоинства человека, группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершение которого также инкриминируется подсудимым, нашел свое подтверждение и доказан в судебном заседании исследуемыми доказательствами.Данный признак выразился в том, что совокупность представленных на выставке экспонатов явилась выражением ложных измышлений, тенденциозно подобранных сведений об истории России, ее культуре, обычаях, психологическом складе православных и других людей, их верованиях, идеях, о событиях, памятниках, входящих в число национальных и религиозных ценностей России, позорящих и оскорбляющих как РПЦ в целом, так и ее отдельных представителей, поскольку скрывает в себеиздевку, отвращение и презрение к ним. Наличие в действиях Самодурова и Василовской такого квалифицирующего признака как совершение данного преступления с использованием своего служебного положения, предусмотренного пунктом Б, части 2-й статьи 282 Уголовного кодекса России. Установлено, что организация данной выставки и ее проведение, определение ее концептуальной направленности в Музее имени Андрея Сахарова, расположенного в центре Москвы, стала возможной только в связи с наличием у Самодурова и Василовской соответствующих служебных полномочий, обусловленных Уставом музея, трудовым договором и должностной инструкцией, в силу чего имеющимися у подсудимых возможностями и фактом возбуждения вражды, унижение достоинства группы лиц по признакам национальности отношения к религии имеется прямая причинная связь.

      Необходимо остановиться на том, какие действия совершены каждым из подсудимых, и которые были установлены судебным заседанием и образующие тот состав преступления, который инкриминируется подсудимым. Как установлено в судебном заседании и следует из обвинительного заключения, Самодуров, являясь исполнительным директором Международной общественной организации имени Сахарова, Общественной комиссии по сохранению наследия академика Сахарова и директором автономной некоммерческой организации культуры «Музей и общественный центр “Мир, прогресс, права человека” имени Андрея Сахарова» и наделенный в силу статьи 7 Устава музея соответствующими должностными полномочиями, принял решение о размещении экспозиции подназванием «Осторожно, религия!» в помещениях музея, включил проведение выставки в утвержденный им план выставок на 2003 год, обеспечил техническую поддержку для создания экспозиции выставки, осмотрел и одобрил отобранные экспонаты выставки и, осознавая их соответствие концептуальной направленности выставки, дал согласие на их размещение и публичную бесплатную демонстрацию в помещениях музея в период с 9 января по 10 февраля 2003 года.Василовская, являясь руководителем группы организации выставок музея, используя свои служебные полномочия, которыми она наделена в силу пункта 3.2.3 трудового договора и должностной инструкции, внесла в подготовленный ею проект плана выставку «Осторожно, религия!». Совместно с Зулумяном и Михальчук произвела отбор экспонатов и их размещение на экспозиции «Осторожно, религия!», обеспечила оказание технической поддержки путем развешивания экспонатов и изготовления рекламных афиш силами работников музея. Михальчук привлекла к участию в выставке художников Кулика, Орлова, Митлянскую, Любаскину, Антошину, Каменецкую, Обухову, Сажину, представила экспонат собственного изготовления «Откуда и кто» под псевдонимом Анна Альчук, составила и размножила текст концепции выставки «Осторожно, религия!», принимала участие в отборе экспонатов, то есть фактически являлась ее координатором. При ее активном участии был сформирован именно тот круг участников выставки, так называемые «изделия» которых сформировали известную нам оскорбительную и провокационную по содержанию выставку.

      Переходя к юридической оценке действий подсудимых и оглашению того состава преступления, к признанию виновными в котором мы будем просить суд, хотелось бы его сформулировать. По итогам судебного следствия мы просим квалифицировать действия каждого из подсудимых как совершение действий, направленных на возбуждение вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам отношения к религии, совершенные публично (Самодуров и Василовская также с использованием своего служебного положения), то есть действия их надлежит квалифицировать по статье 282, части 1-й – действия Михальчук; и пункту Б части 2-й статьи 282 – Самодурова и Василовской. С учетом редакции данной нормы федеральным законом № 162 от 8.12.2003 года.

      Подходя к вопросу о назначении меры и вида наказаний, считаем необходимым обратиться к личностям подсудимых, которые с уголовно-правовой точки зрения характеризуются нейтрально. Мы полагаем, что с учетом всех вышеизложенных обстоятельств, таких, как роль каждого из подсудимых в совершении инкриминируемого им преступления, значительной степени общественной опасности их противоправных действий и повлекших не менее противоправных последствий, которые мы продолжаем наблюдать на протяжении более чем 2-х последних лет, с учетом позиции каждого из подсудимых, не признавших себя виновными, считаем необходимым ставить перед судом вопрос оназначении подсудимым меры наказания, предусмотренного санкцией данной нормы в виде реального лишения свободы.

      Подводя итог сказанному, уважаемый суд, просим признать виновными подсудимых Самодурова Юрия Вадимовича, Василовскую Людмилу Викторовну и Михальчук Анну Александровну, каждого в совершении действий, направленных на возбуждение вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенных публично; Самодурова и Василовскую также – лицом с использованием своего служебного положения, то есть, как я говорила выше, в совершении преступления, предусмотренного пунктом Б части 2-й статьи 282; и по части 1-й данной нормы уголовного кодекса России – Михальчук. И назначить им наказание, каждому в виде лишения свободы: Самодурову Юрию Вадимовичу в виде лишения свободы сроком на три года, Василовской Людмиле Викторовне и Михальчук Анне Александровне каждой – в виде лишения свободы сроком на два года и определить подсудимым для отбывания наказания колонию-поселение. На основании статьи 47 УК РФ просим применить дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением административно-распределительных и управленческих функций в коммерческих и некоммерческих организациях для Самодурова и Василовской. На основании статьи 83 УК РФ просим Михальчук Анну Александровну от отбывания назначенного наказания освободить в связи с истечением срока давности. В приговоре суда мы просим разрешить судьбу вещественных доказательств путем их уничтожения. Спасибо.



Наверх