Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайтаОб Андрее Сахарове
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь
 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  
    Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки >> "Осторожно, Религия" >>   
  Вернуться к списку расшифровок аудиозаписей процесса в Таганском суде.
Выставка "Осторожно, Религия!"

Таганский суд. 02.02.2005
Допрос специалистов Н.М.Азаровой и И.Г.Яковенко, приглашенных защитой.

Судья Прощенко В.П.: Судебное заседание объявляется открытым.

Защита: Ваша Честь, у нас имеется ходатайство о допросе в качестве специалиста Азаровой Натальи Михайловны, филолога, по содержанию того текста, которое вменяется подсудимой Михальчук.

Судья: Другие защитники?

Защита: Поддерживаем, Ваша честь.

Судья: Подсудимые? Обвинители?

Гос. обвинение: Не против.

Судья: Пожалуйста, пригласите Азарову. Пожалуйста, Ваш паспорт. Защита предлагает Вас допросить в качестве специалиста. Скажите, пожалуйста, какое у Вас образование?

Азарова: У меня филологическое образование. Я окончила МГУ и аспирантуру МГУ.

Судья: Тогда, руководствуясь статьей 256 и 58 УПК РФ, постановляю удовлетворить ходатайство со стороны защиты и допросить в качестве специалиста по настоящему уголовному делу Азарову Наталью Михайловну. Скажите, когда Вы родились?

Специалист Азарова: 23 сентября 1956 года.

Судья: Где проживаете?

Специалист Азарова: Проживаю в Москве (называет адрес).

Судья: Вы работаете?

Специалист Азарова: Я член Московского союза литераторов. В настоящее время пишу докторскую диссертацию. Я работала много лет в МГУ и в центре теоретического языкознания РАН.

Судья: Вы сказали, что закончили МГУ?

Специалист Азарова: Да. Кандидат филологических наук.

Судья: В качестве специалиста допрашиваетесь по уголовному делу. В соответствии со ст.58 УПК РФ и 51, Вы не обязаны свидетельствовать против себя и своих близких. Можете делать заявления и замечания по ходу действия судебного разбирательства. Я Вас предупреждаю об уголовной ответственности по статье 307 и 308 УПК РФ за дачу заведомо ложных показаний. Поставьте подпись о том, что я Вас предупредил об уголовной ответственности. Пожалуйста, сторона защиты, поставьте вопросы.

Защита: Вы уже говорили, что работали на филологическом факультете МГУ в центре теоретического языкознания РАН. Какой Ваш общий стаж работы?

Специалист Азарова: 25 лет (если считать годы моего преподавания в университете).

Защита: В какой области Вы специалист?

Специалист Азарова: В области текстологии. В области интерпретации текста, как лингвистической, так и литературоведческой. Я автор учебника, который называется «Текст: русская литература XIX века». Этот учебник рекомендован Российским министерством просвещения и переиздавался четыре раза. Последний раз в прошлом году.

Защита: Наталья Михайловна, скажите, были ли Вы ознакомлены с документами по настоящему делу?

Специалист Азарова: Да, я прочла внимательно, изучила заметку Анны Альчук «Осторожно, религия!».

Защита: Ваша Честь, я просил бы специалиста зачитать заключение.

Судья: В деле его нет?

Защита: Нет, оно было позже приобщено.

Судья: Прошу Вас, Наталья Михайловна, зачитать ваш текст.

Специалист Азарова: Семантико-стилистический анализ заметки Альчук «Осторожно, религия!».

Статья Анны Альчук называется «Осторожно, религия!». Название не является авторством, а лишь цитатой названия выставки. Стилистически и композиционно заметка не представляется продуманной заранее или выстроенной в связи с какой-нибудь конкретной программой, позицией. По существу, вся заметка представляет собой попытку осмысления названия, которое было предложено художниками, автором которого, она, как следует из текста, не является. Анна Альчук занимает позицию исследователя, для которого не важно прийти к однозначному толкованию, а нужно дать беглый обзор возможных толкований, парадоксального сочетания «Осторожно, религия!». Анализ на уровне лексем, употребляемых в тексте, выявляет следующее: исследован критически предмет, дискурс, свидетельствующий об отстраненном отношении пишущего к предмету. В силу того, что объем текста – одна страница, не позволяет автору дать полный обзор взаимоотношений религии и искусства в истории культуры. В результате, отдельные акты и имена представляют собой произвольные ассоциации на заданную тему, и отдельные образы и фразы не связаны между собой. Очевидно, автор не знаком с материалами и задачами будущей выставки, так как на протяжении текста название «Осторожно, религия!» ни разу не упоминается в связи с готовящейся выставкой, не названо не одной работы, которые будут представлены на выставке и ни одного имени художника, как участника выставки, не говорится о принципах отбора работ. Фраза «Какова история взаимоотношения религии и искусства, и какие факторы предопределяют отношение художника и религии в современном мире – вот круг проблем», подчеркивает исследовательскую, нейтральную позицию автора, которому представляется интересным дать некое подобие культурно-исторического обзора. Сочетание «отношение художника к религии в современном мире» означает отсутствие у автора заметки направленной стратегии по отношению не только к какой-либо религии, но и к отдельно взятой стране. Правильность данной интерпретации данного словосочетания подтверждается целым рядом примеров, взятых из современной российской традиции. При этом примеры из мировой культуры не противопоставляются российской, а следуют в перечислительно-сочинительной последовательности. В целом, примеры из российского опыта занимают лишь половину текста, то есть половину страницы. Таким образом, на основе семантико-стилистического анализа можно утверждать, что: автор статьи не знаком с работами, представленными на выставке. Автора интересует существующая в мире культурная ситуация на уровне историко-исследовательского подхода. В тексте заметки ни разу не высказывается пренебрежительного или эмоционально-оценочного отношения автора к религии. Напротив, единственная фраза, которая имеет непосредственное отношение к религии, представляет собой пример возвышенного, патетического, эмоционально приподнятого стиля с несомненно положительными коннотациями: «Служение Богу не знает авторства. “Осторожно, это религия!” – говорим мы в случае подхода к творчеству, как общению с трансцендентным». Дальнейший текст непосредственного отношения как к религии, так и к религиозному сознанию отношения не имеет. В нем автор предпринимает попытку привести примеры из выступлений известных ей художников. Необходимо подчеркнуть, что в тексте отсутствует какая-либо связь между вскользь, по одному-два предложения, примерами и выставкой «Осторожно, религия!». Так, слово «выставка», а также его производные, а также слова, входящие в семантическое поле «выставка», ни разу не употребляются после приведенных примеров. При анализе вертикального контекста также не удается установить какие-либо семантические связи между примерами из западной и российской истории искусства и конкретной выставкой. Анна Альчук лишь вспоминает известные ей случаи, нигде не высказывается одобрение автора или положительная оценка положений или действий художников. Более того, рассказывая об акции Бренера в Елоховском соборе, автор подчеркивает свое критическое отношение к подобным перфомансам, называя его гротескным и комичным: «Гротескный и комичный эффект имела акция Бренера в 1995 году в Елоховском соборе». Отрицательная оценка Анны Альчук вытекает из предыдущей фразы, где она осуждая богохульство, признает символический художественный жест. Она подчеркивает, что он ни в коем случае не должен совершаться вблизи от церкви: «Отделить акт богохульства от символического художественного жеста, производимого не на сакральном художественном пространстве». При этом автор осознает себя как наблюдатель, говоря о себе как о человеке с фотокамерой. В конце текста автор высказывает свою пацифистскую позицию, говоря о неприятии насилия и апологии оружия, при этом поднимается подчеркнуто неагрессивная позиция. Автор не приемлет насилия в любом виде и говорит о том, что церковь не должна благословлять насилие. Обращаясь к предыдущей фразе, становится ясно, что художница отталкивается от чистых символов, в которых она, видимо, и мыслит: «Идеальная икона не должна включать военной символики». Автора смущает образ человека в защитной форме и с ружьем. Высказывание можно толковать как наивно утопическое, но не агрессивное. По своей семантике это высказывание не агрессивно. Говорится о мире, о дистанции, об успокоении. Из анализа последних двух фраз следует, что Анна Альчук не выступает против увековечивания памяти героически погибших солдат, но лишь чувствительна к тому, что высокое с ее точки зрения не должно быть связано в сознании верующих с оружием. Проводя анализ заметки на уровне частотности, необходимо также упомянуть о наиболее частотной лексеме в тексте, которой является слово «критически». Упоминается 4 раза на протяжении всей страницы в следующих словосочетаниях: «критический апроприатор по отношению к современному западному искусству», «критические исследования в художественном современном мире», «критический дискурс в искусстве», «можно ли говорить об искусстве вне критического дискурса», «критическая дистанция по отношению к церкви». Все эти словосочетания заимствованы из словаря научного исследования и являются стилистическими правилами, в которых отношение автора не может проявиться, исходя из самой семантической структуры словосочетаний, где «критический» значит «способный к здравому, трезвому суждению (по словарю Даля); основанный на критике разбора музыкальных, литературных, художественных произведений; способный относиться с критикой, видеть чьи-либо недостатки». Великий русский православный философ и языковед Алексей Федорович Лосев в своей фундаментальной работе «Философия имени» пишет: «Если психология мышления хочет быть действительно критической наукой о фактах, а не догматическим мечтательством об абстракциях, ей необходимо предварительно использовать более обстоятельный анализ имени и слова». Или далее: «Уже значительно повысился уровень критичности мышления и в дальнейшем можно ждать детальных исследований по проблемам в этой области». Я привела пример с семантически тождественным значением и со сходной интонацией. Употреблено пять раз слово «критический» в статье Анны Альчук, то есть как оппозиция бездумного, абстрактного художественного высказывания и аналитически внимательного исследовательского, нейтрального подхода. Видимо, непонимание сказанного связано с ошибочным пониманием слов «критический» и «критикующий». Толкование словосочетания «критическая дистанция по отношению к церкви», как отрицательно-оценочного было бы необоснованным и ошибочным. Важным этапом при установлении степени субъективной позиции говорящего по отношению к сказанному является анализ по антропоцентрическому принципу. Здесь необходимо сослаться на известнейшую работу академика Юрия Сергеевича Степанова «Принципы современной лингвистики»: «Степень субъективности текста может устанавливаться по целому ряду принципов: наличие в тексте большого количества местоимений первого лица…». В заметке местоимение «Я» употреблено лишь два раза, в рассказе о прошлых событиях вне связи с выставкой: «Я пыталась запечатлеть на фотокамеру это событие», «Я уже не говорю о великолепных готических храмах, авторы которых остались неизвестны». Понятно, что эта фраза имеет положительную коннотацию. «Второе – наличие в тексте глаголов типа “клянусь”, “обещаю”, “обязуюсь”, “верю” и т. д., которые есть акты (…???) или призыва». Подобные или более менее подобные явления в заметке Анны Альчук отсутствуют. Не найдено ни одного примера подобного употребления, также отсутствует повелительная форма. Далее, анализ на синтаксическом уровне показывает также отсутствие обращений, в том чикле и косвенных. Восклицательные конструкции используются либо в прямой, любо в чужой речи: «он стал кричать: Чечня! Чечня!». Таким образом, Альчук, исходя уже из вышеприведенных слов «гротеск» и «ироничный» по отношению к этой акции, выступает лишь рассказчиком, и в явно положительных по отношению к религии высказываниях: «Ведь искусства в том смысле, в каком оно существует сейчас, в те времена не было, и даже античные статуи, прославляющие красоту человеческого тела, делались в подражание богам как знак поклонение им. Я уже не говорю о великолепных готических храмах, авторы которых остались неизвестны! Служение Богу не знает авторства. Осторожно! Это – религияговорим мы в случае подхода к творчеству как к общению с трансцендентным». Далее мной была использована классическая академическая работа Елены Михайловны Вуль «Национальная семантика оценок». Рассмотрев заметку Анны Альчук с позиции элементов оценочной структуры, модальности предикатов мнений и других, оценки категоричности в высказываниях, семантики и синтаксиса экспрессивов, наличие аффективных экспрессивов, необходимо прийти к однозначному выводу, что в целом заметка не удовлетворяет признакам оценочного текста. «В мире оценок действует не истинность отношений относительно объективного мира, а истинность относительно концептуального мира участников акта коммуникации». Единственным отношением, как уже говорилось, является высказывание в двух фразах пацифистской позиции. В остальном, текст выдержан в нейтральной модальности, и не может быть интерпретирован как эмоциональный, субъективный, акцентный, программный или концептуальный.

Судья: Пожалуйста, вопросы.

Защита: Наталья Михайловна, у меня два уточняющих вопроса. Можно ли рассматривать данный текст как некую программу, некую концепцию той или иной выставки?

Специалист Азарова: Нет, это абсолютно однозначно. Во-первых, текст вообще не связан с выставкой, во-вторых, текст не может быть рассмотрен ни как программа выставки, ни как, вообще, любая программа.

Защита: Понятно. И второй вопрос, вот Вы проанализировали этот текст с точки зрения стилистики, семантики. Есть ли в тексте некие высказывания по возбуждению ненависти, вражды по отношению к той или иной национальной группе, той или иной религиозной группе?

Специалист Азарова: Повторю еще раз, что в тексте не содержится никаких призывов ни к разжиганию розни, ни, вообще, каких либо призывов. Текст по своей структуре нейтральный, исследовательский.

Защита: Спасибо.

Судья: У обвинения есть вопросы?

Гос. обвинение: Наталья Михайловна, у меня уточняющий вопрос. Уточните, пожалуйста, в двух словах. Вы сказали, что текст не является концептуальным. Что же в нем должно быть, чтоб он был концептуальным?

Специалист Азарова: В нем должна быть структурно-семантическая связь отдельных положений. Он должен быть выстроен в форме тезисов и их обоснований. В данном тексте рассказывается нейтрально об истории взаимоотношений культуры и религии. Он не является концептуальным. Автор ничего не утверждает, кроме своего пацифизма.

Гос. обвинение: Спасибо. Больше вопросов нет.

Защита: Ваша честь, у нас есть специалист Яковенко Игорь Григорьевич. Мы просим его допросить в качестве специалиста.

Судья: Он указан у нас в свидетелях.

Защита: Да.

Судья: Мнение других защитников? Обвиняемых? Обвинения? Игорь Григорьевич? Да? Попросите, пожалуйста. Подойдите, к трибуне. Паспорт. Скажите, пожалуйста, у вас какое образование?

Яковенко: Высшее.

Судья: По специальности?

Специалист Яковенко: Культуролог. Старший научный сотрудник Института социологии РФ. Профессор кафедры теории и истории культуры.

Судья: Хорошо. Тогда руководствуясь статьей 256 и 58 УПК РФ, постановляю удовлетворить ходатайство со стороны защиты, и допросить в качестве специалиста. Яковенко Игоря Григорьевича. Скажите, когда Вы родились?

Специалист Яковенко: …???

Судья: Где Вы проживаете?

Специалист Яковенко: В Москве. (называет адрес)

Судья: Вы работаете?

Специалист Яковенко: Да.

Судья: Извините, назовите еще раз, пожалуйста, где? В институте социологии РАН. Профессор, докторфилософских наук. В качестве специалиста допрашиваетесь по уголовному делу. В соответствии со ст.58 УПК РФ и 51, Вы не обязаны свидетельствовать против себя и своих близких. Можете делать заявления и замечания по ходу действия судебного заседательства. Я Вас предупреждаю об уголовной ответственности по статье 307 и 308 УПК РФ за дачу заведомо ложных показаний. Поставьте подпись о том, что я Вас предупредил об уголовной ответственности. Пожалуйста, сторона защиты, поставьте вопросы.

Защита: Игорь Григорьевич, скажите, пожалуйста, входят ли вопросы истории религии, вопросы религии как сферы социо-культурной жизни в вашу компетенцию и в круг ваших профессиональных интересов?

Специалист Яковенко: Да, безусловно, я культуролог. Эта дисциплина предполагает культуру как целое. Естественно, что религия представляет ее значимую часть. Я специалист по россиеведению, стало быть, православие входит в сферу моих профессиональных интересов.

Защита: Вы имеете публикации по различным аспектам религии вообще, религии в России, по православию?

Специалист Яковенко: Конечно.

Защита: Вы были столь любезны, что ответили мне в письменном виде на мой запрос, переданный вам через Юрия Самодурова о разногласиях и борьбе с инакомыслием в истории христианской церкви. Вы помните это свое заключение?

Специалист Яковенко: Да.

Защита: Вы отвечали исходя из своих познаний в истории?

Специалист Яковенко: Да. Эти познания базируются на фактах, прежде всего.

Защита: Одна из работ, которая была представлена на выставке «Осторожно, религия!» называлась «В начале было слово». Это триптих, который изображал три фигуры. Первая фигура – распятая на кресте на тексте из Евангелия, вторая – на фоне коммунистических писаний, третьяна свастике, на фоне нацистских писаний. Скажите, пожалуйста, в истории христианства никогда божьим словом не оправдывались убийства, казни и репрессии?

Специалист Яковенко: Прежде всего, само это слово Божье в истории христианства уточнялось, собиралось, объявлялось каноническим или неканоническим текстом. Это был долгий процесс, который шел как минимум первые шесть веков христианства. В этот период шла борьба между разными направлениями в христианстве. Победило ортодоксальное направление. То, которое победило, и было объявлено словом Божьим.

Защита: Эта борьба шла на фоне семинаров и диспутов или сопровождалась и репрессиями, и кровью, и казнями?

Специалист Яковенко: Она была в высшей степени страстной и никак не исчерпывалась семинарами и диспутами. Вообще говоря, терпимость в истории христианства редко встречается. Есть широко известное «Житие Николая Угодника», оно читалась поколениями русских людей. В «Николином житие» упоминается идеологический противник Николая Угодника – Арий. Арий – это один из ересиархов, как раз представитель ортодоксальной линии. Этот Арий в «Николином житие» характеризуется как «смрадный козлище» (я цитирую), а система аргументов, которые использует Арий, обосновывая свою богословскую позицию – «блядословие арианское». Надо понимать, что в этой атмосфере происходила борьба. Та позиция, что побеждала, она, обычно, опиралась на государство и уже с его силой себя утверждала.

Защита: Ясно. До благости было далеко. Вы не могли бы рассказать коротко основные этапы внутрицерковной борьбы в христианской церкви?

Специалист Яковенко: Вначале были так называемые христологические споры. Затем была борьба, связанная с иконоборчеством, иконопочитанием.

Защита: То есть, внутри христианской церкви?

Специалист Яковенко: Внутри православной церкви. Это тоже долгая и напряженная борьба.

Защита: Иконоборцы и иконопочитатели. Причем и те, и другие считали себя православными?

Специалист Яковенко: Сначала победили иконоборцы, лет через 80 – иконопочитатели. Затем возникла борьба между западной церковью, которая, в итоге, стала католической, и восточной церковью. Окончательный раскол произошел в середине XI века. Затем на Западе вXVI века начинается Реформация, которая привела к долгим войнам и Контрреформации.

Защита: Это тогда, когда произошел окончательный раскол на католиков и протестантов?

Специалист Яковенко: Да. Религиозные войны длились около ста пятидесяти лет.

Защита: Инквизиция к тому же времени относится?

Специалист Яковенко: Инквизиция началась гораздо раньше, к тому времени тянулась уже века три. Что касается православной ветви, то здесь была борьба по поводу Флорентийской Унии, в которой православие должно было признать догматическую правоту католичества. Это противостояние кончилось тем, что византийское православие отказалось от Унии. На фоне этого шла война с разными ересями: павликиане, богомилы.

Защита: Ну, тоже с трупами…

Специалист Яковенко: С трупами, безусловно. Павликиане даже создали отдельное государство, которое потом было уничтожено. Если перейти к нашей российской истории, можно вспомнить череду ересей: ересь жидовствующих (с ними разобрались очень жестоко). Потом был церковный раскол. Знаем, что старообрядцы сжигали себя в знак протеста. Терпимость появляется в церкви в эпоху секуляризации. Секуляризация происходила на Западе в ходе реформации. Россия не знает секулярной эпохи. Царская Россия была православным государством, где в манифесте от 17 февраля 1905 года была провозглашена веротерпимость (но православие, при этом, не перестало быть государственной религией). Советский Союз формально был секулярным государством, по сути – богоборческим. Исходя из марксисткой идеологии шла борьба с православием как с главенствующей религией. Секулярные основы в России возникают только с 1991 года. Как мы видим на этом процессе, секулярные принципы в России утверждаются очень сложно.

Защита: Игорь Григорьевич, скажите, пожалуйста, можно говорить, что православие и Русская православная церковь – это одно и тоже?

Специалист Яковенко: Нет, конечно. Православная церковь есть в Украине, в Болгарии, в Сербии, Румынии, в Сирии, в Египте. Православие неизмеримо шире, чем Русская православная церковь.

Защита: Если мы сегодня говорим, что кто-то критикует православную церковь, это будет идентично высказыванию, что кто-то выступает против православия?

Специалист Яковенко: Надо специально разбирать ситуацию. Если этот кто-то выступает против православия как токового, тогда это критика православия, если Русской православной церкви – тогда…

Защита: Если речь идет о проявлении клерикальных…

Специалист Яковенко: …тогда это антиклерикальная позиция, но никак не критика православия.

Защита: То есть, нужно отделять критику в адрес православной церкви и православия в целом. Вы называли зарубежные православные церкви, а внутри России есть ли еще православие, не входящее в ведомство Московской патриархии?

Специалист Яковенко: Прежде всего, в России православными являются старообрядцы, которые наследуют древнюю православную церковь.

Защита: А какая истинная православная церковь?

Специалист Яковенко: Ну, дело в том, что старообрядцы тоже потерпели деление. У них тоже есть достаточно много дроблений. Кроме этого, в России есть Зарубежная православная церковь.

Защита: Скажите, пожалуйста, существует ли в сегодняшней России полемика между различными ветвями православной церкви?

Специалист Яковенко: Вообще, церковь старается яркую полемику не прокламировать, но несовпадение позиций есть, безусловно. Есть проблемы относительно юрисдикции Московской патриархии в Прибалтике, в Украине, в этом отношении есть проблемы с Константинопольским патриархом. Сама церковь не едина, у нее есть очень разные позиции.

Защита: Вам известно о том, что православная церковь в конце XIX века преследовала писателей, ученых, называя их труды еретическими или богохульными, а жизнь потом ставила другой знак?

Специалист Яковенко: Ну, мы знаем классический пример Льва Николаевича Толстого. Церковь в теократическом государстве присваивает себе роль инстанции, которая оценивает все, что происходит в обществе. С моральной, с религиозной точки зрения она вырабатывает такую оценку, а дальше она старается поправить мир, сделать мир таким, каким он ей представляется. В этом смысл средневекового несекулярного государства. Примеров много, но в России был закон об уголовной…

… (обрыв записи)



Наверх