Поиск по сайту
Андрей Дмитриевич Сахаров. Биография. Летопись. Взгляды
Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайта
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь

RSS.XML


Пожертвования









Андрей Дмитриевич Сахаров : Библиографический справочник : в 2 ч. Ч. 1 : Труды : Электронная версия


Фильм Мой отец – академик Сахаров :: открытое письмо Генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту


 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ    КАЛЕНДАРЬ 
    Главная >> Музей и общественный центр >> Выставки    
 
Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова
Международная сеть «Молодежное Правозащитное Движение»
Фонд развития правовых технологий
представляют фотовыставку

«Августовская война»
О событиях в зоне грузино-осетинского конфликта
в августе 2008 года



Human Rights Watch из доклада «На войне как на войне? Нарушения гуманитарного права и жертвы среди гражданского населения в связи с конфликтом вокруг Южной Осетии»


Основная хронология вооруженного конфликта  

После нескольких месяцев нарастания напряженности между Россией и Грузией и отдельных столкновений между грузинскими и осетинскими силами Грузия в ночь с 7 на 8 августа 2008 г. начала массированный обстрел Цхинвали и окрестных сел. За этим последовало наступление при поддержке авиации. 8 августа Россия пошла на ответное применение военной силы с заявленной целью защитить своих миротворцев и граждан – многих жителей Южной Осетии, которым в последние годы было предоставлено российское гражданство. Начался ввод частей и подразделений российской 58-армии через Рокский тоннель, а российская авиация стала наносить удары по целям на территории Южной Осетии и собственно Грузии. Югоосетинские силы включали формирования Министерства обороны и по чрезвычайным ситуациям, ОМОН, несколько подразделений милиции ротного звена (МВД), личный состав Комитета госбезопасности, и осетинских миротворцев, которые включились в военные действия. 

10 августа грузинским командованием был отдан приказ об отводе войск из Южной Осетии, за два следующих дня российские войска продвинулись вперед и оккупировали грузинскую территорию к югу от административной границы с Южной Осетией, включая город Гори. В рамках самостоятельного наступления со стороны Абхазии ими были также заняты стратегически важные города Поти, Зугдиди и Сенаки в западной Грузии. 

Российская сторона утверждает, что 10 октября завершила вывод своих войск с территории собственно Грузии в соответствии с договоренностью о прекращении огня, достигнутой при посредничестве Франции, которая председательствовала тогда в Евросоюзе. Грузинская сторона оспаривает это, указывая на присутствие российских войск в селе Переви на административной границе с Южной Осетией, а также в Ахалгорском районе. 
 

Нарушения со стороны грузинских сил  

При обстрелах Цхинвали и окрестных сел и последовавшего за этим наступления грузинские войска часто не соблюдали требование о проведении различия между законными военными целями и гражданскими лицами. 

У нас нет фактов, которые указывали бы на то, что грузинские войска преднамеренно наносили удары по гражданскому населению, однако нами установлено игнорирование необходимости минимизации гражданских потерь в ходе обстрелов, повлекшее причинение масштабного ущерба гражданскому имуществу и гражданские потери. 

Применение грузинской стороной по населенным районам реактивных систем залпового огня, таких как БМ-21 «Град», нарушает ключевое требование гуманитарного права о проведении во всех случаях различия между военными целями и гражданскими лицами и объектами. Применение такого оружия по населенным районам по определению имеет неизбирательный характер и, соответственно, запрещается международным гуманитарным правом. 

Грузинские войска также наносили удары по автомашинам, на которых многие осетинские жители 8 – 10 августа пытались выбраться в Северную Осетию. Это сопровождалось гибелью или ранением гражданских лиц.
 

Нарушения со стороны российских сил  

Российские авиационные, артиллерийские и танковые удары на территории Южной Осетии и собственно Грузии, в том числе носившие неизбирательный характер, в ряде случаев приводили к гибели или ранению гражданских лиц. При нанесении многих авиационных и артиллерийских ударов российскими войсками не выполнялись требования о принятии всех возможных мер для подтверждения военного характера цели и о принятии всех разумных мер предосторожности для минимизации гражданского ущерба. В одном случае российские войска нанесли удар по медицинскому персоналу, что является серьезным нарушением Женевских конвенций, то есть военным преступлением. 

Несколько местных жителей в интервью Хьюман Райтс Вотч отмечали, что многие российские военнослужащие демонстрировали высокую дисциплину, а иногда даже защищали гражданское население от осетинских сил или мародеров. Тем не менее российские силы не оставались полностью в стороне от массовых грабежей грузинских домов осетинскими силами. Они способствовали этим военным преступлениям и сами участвовали в них, хотя и в меньшей степени, чем осетины. 

Россия в целом не выполняла своих обязанностей оккупирующей державы в части обеспечения, по возможности, общественного порядка и безопасности на контролируемых территориях. Это позволило осетинским силам в массовом порядке совершать грабежи и поджоги грузинских домов и убивать, избивать, насиловать и терроризировать жителей. Российские посты, выставленные 13 августа в Южной Осетии, на время приостановили грабежи и поджоги, однако всего через неделю они были сняты без объяснения причин. 
 

Нарушения со стороны югоосетинских сил  

Сразу после отвода грузинских войск из Южной Осетии югоосетинские силы, в том числе ополченцы, начали целенаправленное и систематическое разрушение «анклавных» грузинских сел, находившихся до конфликта под административным управлением Тбилиси. Это сопровождалось массовыми и систематическими грабежами и поджогами домов и избиениями и угрозами в отношении жителей. Начиная с 10 августа, по мере того как российские войска стали завершать вытеснение грузинских сил из Южной Осетии и продвигаться на территорию собственно Грузии, следовавшие за ними осетинские силы занимали грузинские села. 

После этого они проводили «зачистки», сопровождавшиеся грабежами, поджогами и нападениями на оставшихся жителей, десятки которых были задержаны. В контексте мародерства Хьюман Райтс Вотч также располагает неподтвержденными сообщениями о двух случаях внесудебной казни грузин в Южной Осетии. 

К 11 августа нападения усилились и приняли массовый характер. В большинстве грузинских сел грабежи и поджоги продолжались до конца сентября, кое-где – еще и в октябре и ноябре. 

По меньшей мере, 159 грузин были задержаны осетинами (некоторые – на территории собственно Грузии); при этом по меньшей мере один человек был убит, практически все подверглись бесчеловечному или унижающему достоинство обращению и условиям содержания под стражей. 

Собственные наблюдения на месте и материалы десятков интервью позволяют нам сделать вывод о том, что югоосетинские силы пытались осуществлять в «анклавных» грузинских селах Южной Осетии этнические чистки. Речь идет о целенаправленном и систематическом характере разрушений, а также о том, что они совершались по признаку этнической принадлежности и предполагаемой политической ориентации жителей и преследовали явную цель заставить оставшихся жителей уехать и исключить какие-либо возвращения в будущем. 

На территории как Южной Осетии, так и собственно Грузии югоосетинские силы, в том числе ополченцы, грубо нарушали требования гуманитарного права. Убийство, изнасилование, пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, произвольное уничтожение домов и имущества, если они совершаются в рамках массовой или систематической практики в отношении любого гражданского населения, могут преследоваться как преступления против человечества. В тех случаях, когда такие действия, равно как и незаконное задержание и содержание под стражей гражданских лиц, разграбление и полное уничтожение домов и имущества, совершались в отношении определенной группы – в данном случае грузин, они составляют также преступление преследования, которое считается преступлением против человечества и преследуется в рамках юрисдикции Международного уголовного суда. 
 

Использование кассетного оружия  

В ходе военных действий и грузинской, и российской стороной применялось кассетное оружие, которое представляет собой боеприпасы, содержащие от нескольких десятков до нескольких сотен боевых элементов, обеспечивающих большую площадь поражения. Поскольку они по определению не могут применяться по конкретным целям, в случае их использования в населенных районах гражданские потери практически неизбежны. В силу этого обстоятельства применение кассетного оружия по населенным районам должно изначально считаться неизбирательным нападением, противоречащим нормам гуманитарного права. Кассетное оружие продолжает создавать опасность для гражданского населения и после окончания конфликта, поскольку после его применения остается значительный процент неразорвавшихся суббоеприпасов, которые могут сработать от любого внешнего воздействия.










                    




Адрес: Москва, Земляной вал, 57, стр.6
Справки по телефонам: (495) 623 4401, 623 4420
Как проехать >>>





© 2001 - 2012 Sakharov Museum. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт www.sakharov-center.ru (hyperlink) обязательна.