Поиск по сайту
Андрей Дмитриевич Сахаров. Биография. Летопись. Взгляды
Музей и общественный центр им. Андрея СахароваГлавная страница сайтаКарта сайта
Общественный центр им.Андрея Сахарова
Сахаров
А.Д.Сахаров
Анонсы
Новости
Музей и общественный центр имени А.Сахарова
Проекты
Публикации
Память о бесправии
Воспоминания о ГУЛАГЕ и их авторы
Обратная связь

RSS.XML


Пожертвования









Андрей Дмитриевич Сахаров : Библиографический справочник : в 2 ч. Ч. 1 : Труды : Электронная версия


Фильм Мой отец – академик Сахаров :: открытое письмо Генеральному директору Первого канала Константину Эрнсту


 НОВОСТИ   АФИША   МУЗЕЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР   ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ    КАЛЕНДАРЬ 
Дискуссия «Имеет ли смысл проявлять инициативу?»      
 

Что делать с памятью?

«Ежедневный журнал»
01.10.2007

Борис Долгин

В дискуссии, инициатива проведения которой принадлежит бывшему директору Чешского культурного центра в Москве Томашу Гланцу, принимали участие Вацлав Гавел, Сергей Ковалев, Людмила Алексеева, Арсений Рогинский, Владимир Лукин, Григорий Явлинский, Борис Дубин и др. Практически во всех выступлениях звучала мысль о том, что от советской эпохи нам досталось тяжелое наследство: Советская власть и значительная часть советского общества были жесткими, последовательными и принципиальными врагами интеллектуальной, экономической и политической свободы для всех граждан СССР. Все это до сих пор тормозит построение в России гражданского общества, а, как сказал Вацлав Гавел, без гражданского общества никакая демократия невозможна. Однако в России в последнее время набирает силу так называемый консервативный проект, который ради выстраивания «счастливой идентичности», по выражению председателя «Мемориала» Арсения Рогинского, предлагает отказаться от ответственного осмысления истории и во главу угла опять ставит «величие государства» и непогрешимость, или, во всяком случае, правомерность, всех — былых и настоящих — действий власти. Готовятся к написанию новые учебники истории с изложением такого взгляда на советское прошлое. Историческая память россиян оказалась неоднородной, более того, в последнее время развернулась настоящая борьба «национальных памятей». Это хорошо видно на примере отношения к событиям Второй мировой войны: вспомним эстонские события, или, например, поляки совершенно иначе, чем мы, относятся к событиям 17 сентября 1939 года (вторжение СССР в Польшу согласно пакту Молотова-Риббентропа и раздел страны) — но и литовцы (получившие назад Вильнюс) осмысляют эти события отличным от поляков и русских образом. Как быть в этой ситуации: пытаться формировать некую единую «усредненную» память или смириться с тем, что память у каждого своя, и учиться учитывать разные точки зрения? Или встать на позицию Григория Явлинского, заявившего, что решить проблему с памятью можно, лишь перестав говорить напрямую об истории, а сосредоточившись на фундаментальных ценностях?

1 ОКТЯБРЯ 2007, 15:57 Борис Дубин, социолог:

Имело место, как сказали бы модные политические философы, столкновение двух цивилизаций. Что нес Гавел? Конечно, идею политической культуры, идею человеческого достоинства, идею социальных форм и процедур, без которых существование идей и людей, какими бы они ни были хорошими, невозможно, потому что и идеям, и людям нужно воспроизводиться, держать уровень, становится не хуже, а лучше, только тогда их общая жизнь не затихает и не превращается в болото, в котором, ну, как в старом анекдоте: это твоя родина, сынок… Со стороны российской, понятно, был опыт, накопленный в основном в правозащитном движении, горький опыт разочарований 90-х годов, но, тем не менее, в целом результаты встречи не пессимистичны. Стороны все-таки слышали друг друга, сторонам есть что друг другу сказать.

Одна сторона — это Гавел и европейская политическая культура страны, которая, конечно, имела, как писала Цветаева, «двести лет неволи», но потом все-таки имела 20 лет свободы, я имею в виду 18—38-й годы, а потом опыт исторического противостояния, причем не ограничивавшегося интеллигенцией, сначала в 68-м году и в 89-м году — и на этот опыт можно указать пальцем, сказав: вот позитивный результат. Другой разговор, чего он стоил в историческом, политическом, культурном, человеческом и еще каком-то смысле, это уже материал для обсуждения. Но на этот результат мы можем указать пальцем — вот страна, которая на демократическом пути, это страна европейская, эта страна не обсуждает проблемы особого пути, своей богоизбранности, своей какой-то потрясающей духовности, своих уходящих в допетровское прошлое институтов, которые нужно возродить и тогда якобы все пойдет путем, — это совершенно другой, отличный от нашего опыт. Такого позитива Россия пока предъявить не может, но это не значит, что о нем невозможен разговор — он, может быть, только здесь и начинается. Во всяком случае, я бы хотел думать, что он здесь начинается. И, возможно, когда жареный петух разочарования клюнет в одно чувствительное место политических лидеров, какие-то продвинутые группы российского населения, то с этого момента и начнется какой-то разговор, какое-то движение, какая-та деятельность по собиранию того, что осталось, будет сделана попытка выйти на новый уровень существования, возникнет интерес к другим, более молодым, по-другому думающим, по-другому смотрящим группам, может быть, в конце концов из этого что-то получится. Мысль Гавела о том, что немедленных результатов ждать нельзя, очень правильная. Вообще он в этом смысле взрослый, зрелый, думающий человек. И нам пора подростковые надежды и иллюзии оставить, взять, если это возможно для России и ее продвинутых групп, вот этот новый взрослый тон разговора, взрослые формы совместной жизни — то, по чему был нанесен главный удар тоталитаризма, это, конечно, формы человеческой солидарности, а стало быть, и формы человеческого достоинства, потому что оказалось, что их нечем защищать. Все формы солидарности были порушены. И это вошло в глубь каждого человека, это ощущается не только в нашем социальном существовании, это внутри наших представлений о том, что такое другой человек, как с ним жить, как с ним взаимодействовать и так далее. Вот это настоящая историко-политическая травма, с ней надо, как говорится, «работать». Дай бог, чтобы эта работа началась…

1 ОКТЯБРЯ 2007, 15:11 Борис Долгин:

Очень чувствуется некоторая теоретическая разница между правозащитниками и политиками — Гавел в этом смысле ближе к правозащитникам, чем к политикам. Мне понравилась его мысль, что люди, чувствующие ответственность за происходящее в мире, которые часто становятся объектом насмешек, их обвиняют в донкихотстве, ни в коем случае не должны впадать в одержимость. В отличие от многих наших политиков он убедился в необходимости иронии и самоиронии, которой пока в выступлениях российских участников дискуссии немного. Присутствует некоторое излишнее нагнетание, не содержательное, а стилистическое, и оно отпугивает представителей заведомо других социокультурных групп, которые могли бы, условно говоря, присоединиться, войти по многим интересам в определенный блок. Но они пугаются даже не самой по себе радикальности стилистики, а излишней патетичности, я бы сказал — может, это будет немножко резко, — неполной культурной адекватности. С другой стороны, было очень ценное выступление Арсения Борисовича Рогинского, человека, который всегда придерживается линии культурной, смысловой и политической адекватности, действительно, проблема соотношения наших «памятей» — одна из самых больных. С другой стороны, он совершенно прав, проводя параллели между как будто политически разными, но в чем-то очень похожими явлениями — такими, как, условно говоря, путинское большинство и Лев Качиньский в Польше, или уклонившийся резко вправо Виктор Орбан в Венгрии, или какие-то течения в Румынии, Болгарии и т.д. Тут есть явное единство явлений не только постсоветских, но и вообще постсоциалистических, и очень важно, как для научного анализа, так и для конструирования политики, этот опыт учитывать — и опыт как таковой, и в целях более адекватного взаимодействия.

Борис Долгин — заместитель главного редактора интернет-канала "Полит.Ру"




Дискуссия «Стоит ли проявлять инициативу? Каким образом? Формирование исторической памяти о советском режиме в связи с сегодняшним состоянием гражданского общества в России» с участиев экс-президента Чехии Вацлава Гавела





© 2001 - 2012 Sakharov Museum. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт www.sakharov-center.ru (hyperlink) обязательна.