Сборник статей: Чечня и Россия: общества и государства

Джабраил Гакаев, доктор исторических наук, профессор, действитель ный член АН ЧРИ, Москва.

Путь к Чеченской революции

страницы  [1] [2] [3] [4]

Чеченские национал-радикалы из ельцинского ЧП выжали максимум возможного. 9 ноября состоялась инаугурация президента Дудаева. Одновременно власти Чечни заключили соглашение с военными об отправке десантированных солдат с территории ЧР на автобусах во Владикавказ. 10 ноября состоялась пресс-конференция Д. Дудаева, на которой он заявил, что ЧР является независимым государством и ее народ готов отстаивать суверенитет с оружием в руках. То, что сделало ЧП, не могло присниться Дудаеву в лучших снах. В один день генерал стал национальным героем чеченцев.

8-9 ноября десятки тысяч граждан ЧР, в их числе и многие русские, задним числом выдали мандат доверия новой власти, в какой-то мере легитимизировав ее. Оппозиции был нанесен смертельный удар. Чеченский кризис, изначально возникший как внутричеченский, теперь стал превращаться в российско-чеченский. В такой ситуации все демократические силы Чечни выступили на защиту суверенной ЧР, отодвинув на второй план борьбу с Д. Дудаевым.

Таким образом, именно политика Москвы обеспечила победу чеченской революции.

"Преступным и абсурдным выглядит полное игнорирование Москвой менталитета чеченского народа" - считает специалист по конфликтологии Ж. Тощенко. "Это непростительное незнание социально-психологических ориентаций горских народов обернулось сплочением разнородных сил вокруг Д. Дудаева. Не хотелось бы напоминать общеизвестную истину, но стоит: чеченца можно уговорить, убедить, и даже купить, но не подавить силой. Именно преступное игнорирование менталитета чеченского народа обеспечило мобилизацию многих сил не только внутри, но и вне Чечни... на сторону дудаевского режима".32. Тощенко Ж.П. Чеченский кризис: человеческий потенциал проблемы. // Социальные конфликты: Экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. № 10, часть II. М., 1995, с. 152.

Чеченские "Ленины" и "Робеспьеры" победили чеченских "Мирабо" и "Милюковых" и Чечня и Россия устремились по пути, приведшему их к войне.

Примечания

1. См.: Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Новая Чечено-Ингушетия. М., 1992, с. 34.

2. См. ук. соч. с. 35.

3. Ислам в Чечне прочно утвердился в конце XVIII - начале XIX века. Чеченцы исповедуют ислам суннитского толка, точнее, принадлежат к суфийским братствам - вирдам. В Чечне все вирды объединены в два соперничающих тариката (пути) - накшбандийа и кадирийа.

Тарикат накшбандийа стал знаменем священной войны (газавата) в эпоху имама Шамиля. Он был официальной религией имамата Шамиля, идеологией военно-феодальной, родо-племенной знати. Влияние кадирийского тариката (основатель его в Чечене - шейх Кунта-Хаджи-Кишинский) усилилось после завоевания Чечни. Ислам кадирийского толка стал в основном религией обездоленных народных масс. Кунта-Хаджи дал чеченцам возможность самосохранения, осознания себя сильным, но, увы, небольшим по численности народом, не имеющим объективной возможности вечно сражаться против врага, силы и средства которого несопоставимы с ним.

Кунта-Хаджи был принципиальным противником всякого насилия, а продолжение Кавказской войны он считал гибельным для горцев. Шейх призвал чеченцев прекратить военные действия и пойти на компромисс, но спасти себя. "Братья, перестаньте воевать. Нас провоцируют на войну, чтобы уничтожить... Если будут заставлять ходить в церковь, - идите. Это лишь стены. Лишь бы ваши души были мусульманскими. Я никогда не поверю, что нам помогут какие-то турки... Поэтому умейте жить с русскими, но если вас будут заставлять забывать свой язык, свои обычаи - восстаньте и погибните все как один". Так говорил он в 1864 году. Примечательно, что главную опасность для своего народа он видел не в попрании ислама, а в возможности уничтожения языка, культуры. Таким образом, для Кунта-Хаджи этничность (идея сохранения этноса) была выше конфессиональной принадлежнос ти и, в отличиe от шейха Мансура, он не хотел жертвовать чеченцами ради спасения их религии. Учение Кунта-Хаджи - зикризм, опирающийся на братство кадирийя - еще в прошлом веке оттеснило сторонников газавата. Тем не менее, оба направления представлены в сегодняшней Чечне, но теперь они как бы поменялись местами. Идеологию воинствующего ислама, вопреки заветам своего великого устаза, чаще всего теперь проповедуют мюриды Кунта-Хаджи.

Вирды кадирийского тариката отличались своеобразной обрядностью (танец с песнопением - зикр) и подвергались преследованию, как в царское, так и в советское время. В результате мюридские братства кадирийского толка в советское время трансформировались в полулегальные закрытые общества.

В первые годы cоветской власти органы Государственного Политического Управления (ГПУ) искусно использовали межвирдовые противоречия мусульман Чечни. В начале чекисты сделали ставку на бедные мюридские общины кадирийского тариката и с их помощью подорвали влияние антисоветски настроенных богатых шейхов накшбандийского тариката, а затем уничтожили их физически. Вскоре наступила очередь и кадирийских шейхов. В итоге все 38 шейхов Чечни были репрессированы и физически уничтожены.

В годы cталинской тирании те, кто наследовал лидерство в суфийских братствах Чечни (потомки шейхов), могли выжить только при условии сотрудничест ва с НКВД и КГБ.

Потомки шейхов накшбандийа в целом смирились с тотальным контролем КГБ. Последователи Кунта-Хаджи и других шейхов кадирийа безуспешно пытались противостоять стремлению КГБ регулировать религиозную жизнь мюридских общин.

Cовет улемов в Чечне и Дагестане возник в эпоху имамата Шамиля, когда ислам стал идеологией, знаменем освободительной борьбы горцев. В теократиче ском шариатском государстве Шамиля Совет улемов был высшим духовным и законодательным органом власти. Достаточно сказать, что Шамиль был провозгла шен имамом Чечни и Дагестана на Совете улемов и олицетворял в одном лице высшую духовную (глава мусульман) и государственную власть имамата. Совет улемов собирался по мере необходимости для обсуждения важнейших вопросов духовной и государственной жизни.

После завоевания Северо-Восточного Кавказа и установлении власти русской военной администрации деятельность Совета улемов была строго регламентирована и поставлена под контроль царских властей. После падения царской монархии Совет улемов вновь стал играть большую роль в жизни горцев-мусульман.

В августе 1917 года на съезде улемов очередным имамом Чечни и Дагестана был провозглашен Нажмудин (Доного) Гоцинский. Однако в новых исторических условиях возродить жизнеспособное шариатское государство в Чечне и Дагестане не удалось ни шейху Узун-Хаджи, ни имаму Н. Гоцинскому. К власти пришли большевики, которые пропаганду исламской религии в Чечне поставили вскоре вне закона.

Официальное возрождение и признание ислама и его институтов в Чечне связано с эпохой М. С. Горбачева.

4. После свержения коммунистического режима в Чечне в 1991 году, муфтият был реорганизован и создан Совет улемов, который возглавил новый муфтий Мухамед-Башир-Хаджи Арсанукаев - авторитетный ученый-теолог (представитель накшбандийстского тариката). Новый муфтий задачу духовного управления, Совета улемов обозначил так: институты религии и их структуры на местах должны заниматься нравственным, религиозным воспитанием верующих, не сращиваясь с институтами светской власти не вмешиваясь в политическую борьбу. Такая позиция муфтията не устраивала тех, кто стремился использовать религию в качестве инструмента борьбы за власть.

Верхушка мусульманского духовенства Чечено-Ингушетии, которая с 1987 года пользовалась всеми плодами легализации ислама, восприняла выступление национал-радикалов с целью захвата власти как опасную авантюру. Однако низовое духовенство (имамы сельских мечетей, новоявленные "хаджи"), руководите ли и активисты ряда мюридских общин, преимущественно последователи шейха Кунта-Хаджи оказали им решительную поддержку. К ним присоединились и многие старейшины влиятельных чеченских тейпов (родов), традиционно воплощавшие в чеченском обществе "симбиоз" обычного (адат) и исламского (шариат) права. Наиболее активную поддержку Д. Дудаеву эти силы оказали в горных районах Чечни, отличающихся культурной отсталостью и высокой религиозностью в форме народного (фольклорного) ислама, а также безусловным численным преоблада нием последователей Кунта-Хаджи. Именно последователи Кунта-Хаджи принесли специфический местный "исламский" колорит в митинги и съезды сторонников Исполкома ОКЧН, на которых звучал возглас "Аллах акбар" и периодически исполняли ритуальный "зикр". (См.: Кудрявцев А.В. Ислам и государство в Чеченской республике. Восток, №3, 1994, с. 64-70).

В последнее время помимо двух традиционных для Чечни тарикатов - накшбандийа и кадирийа - здесь получило распространение ваххабитское направление.

5. Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Ук. соч. с. 35-36

6. Первый съезд ингушского народа состоялся в 1919 году в г. Назрань, где несколько тысяч его участников по инициативе большевиков от имени ингушского народа объявили о выборе в пользу советской власти. Необходимо иметь в виду, что в этот период большевики широко использовали институт народных (националь ных) съездов (как одну из форм прямой демократии) для легитимизации процесса захвата власти.

Возродив эту большевистскую традицию и объявив II съезд правопреемни ком событий 70-летней давности, его организаторы хотели подчеркнуть не только преемственность ингушской национальной идеи, но и использовать съезд в качестве инструмента борьбы за власть.

7. Костоев Бислан. Преданная нация. "О некоторых уроках становления Ингушской республики". Гуманитарный фонд Ингушетии. 1995, с. 50-51.

8. См. Музаев Тимур "Этнический сепаратизм в России" М. 1999. с. 34

9. Съезды представителей чеченского народа имеют незапамятную историю. В новейшей истории I съезд чеченского народа состоялся в Грозном в апреле 1917 года. Тогда, после свержения Николая II, в Грозный съехались 10 тысяч представителей чеченских общин, которые объявили себя съездом чеченского народа. Организаторами и руководителями съезда были: нефтепромышленник-миллионер Топа Чермоев, адвокат-социалист Ахметхан Мутушев, учитель Таштемир Эльдерханов, шейх Дени Арсанов, ученый-богослов Сугаип-мулла Гайсумов и др. Съезд избрал Чеченский Национальный Совет во главе с А. Мутушевым, высказался за созыв съезда горских народов Кавказа и провел выборы делегатов на этот съезд. Впоследствии Чеченский Национальный Совет стал органом власти Горского правительства на территории Чечни.

В начале 1918 года в с. Урус-Мартан состоялся второй съезд представителей чеченского народа. Он выразил недоверие Горскому правительству во главе с Т. Чермоевым и провел выборы в чеченский Меджлис (парламент) с местом пребывания в с. Старые Атаги.

Вскоре в руководстве Меджлиса произошел раскол и сторонники Т. Эльдерханова, А. Шерипова провели в с. Гойти свой съезд, избрав на нем Гойтинский революционный народный Совет.

После утверждения в Чечне советской власти в с. Урус-Мартан состоялся очередной съезд чеченского народа, в котором приняли участие лидеры большевист ской власти А. Микоян, К. Ворошилов и др.

10. Автору этих строк довелось участвовать в работе I-IV сессий съезда чеченского народа, а на первых двух сессиях выступить с речью. Два из шести основных документов, принятых I сессии, были написаны моей рукой. В своей речи на I сессии я, сославшись на исторический опыт чеченцев, обратил внимание делегатов на то, что идея создания суверенного чеченского государства осталась нереализованной из-за внутренних междоусобиц. Только в том случае, если мы сохраним единство народа (и его элиты), мы сможем решить историческую задачу - создание независимой Чечни. Таков был лейтмотив речи.

11. См. Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Новая Чечено-Ингушетия. М. 1992, с. 37.

12. См. Яндарбиев Зелимхан . Чечения - битва за свободу. Львов. 1996, с. 16-48.

13. Из-за нехватки времени на съезде была избрана только часть членов Исполкома. В связи с этим было принято решение, что районные делегации после завершения работы съезда на своих заседаниях по существующей квоте довыберут своих членов Исполкома от районов. На собрании делегатов съезда от Ленинского района г. Грозного в состав Исполкома чеченского съезда был избран и автор этих строк.

14. См. Яндарбиев Зелимхан. Ук. соч. с. 33-43.

15. В своем выступлении на 2-й сессии съезда, я пытался предостеречь национал-ра дикалов во главе с Д. Дудаевым от искушения встать на путь насильственного захвата власти. Полемизируя со сторонниками революционных насильственных методов борьбы за власть, я стремился убедить делегатов съезда в важности сохранения мирного политического процесса и конституционной смены власти посредством свободных демократических выборов. В качестве аргумента делалась ссылка на опыт насильственных революций, когда вооруженный захват власти рано или поздно оборачивался трагедией для народа. Такой путь, говорилось, неизбежно обернется трагедией и для чеченского народа. Власть, обретенная незаконным силовым путем, рискует породить перманентное насилие и, в конечном счете, сама стать ее жертвой. Была также подчеркнута мысль, что Д. Дудаев и его сторонники, выступая против коммунистического режима, берут на вооружение большевистские методы борьбы за власть. Для них, как и для коммунистов, власть становится самоцелью, а не средством достижения обществом лучшего качества жизни. Речь была встречена аплодисментами, и на тот момент казалось, что делегаты отвергнут радикальные предложения Д. Дудаева. Но эти мои надежды не оправдались.

16. По официальным данным за Б.Н. Ельцина в Чечне проголосовали 76,7%, в Ингушетии - 85,3%. Для сравнения в целом в России он получил 57,3%. За Рыжкова - 7,5% и 5% (в России - 16,9%), за Жириновского - 6,3% и 3,9% (7,8%), Тулеева - 3,1% и 0,7% (6,8%), Макашова - 2,9% и 1,8% (3,7%). См. "Российские регионы после выборов - 96" М. 1997.

17. См. Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Указ. соч., с. 37.

18. См. Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Указ. соч., с. 12-25.

19. ДДР возникло 17 июля 1991 года, объединяло сторонников демократического реформизма, являлось составной частью всесоюзного движения демократических реформ. Основатели и лидеры ДДР ЧИР С. Хаджиев, Дж. Гакаев входили в состав политсовета Всесоюзного ДДР. Коллективными членами-учредителями ДДР ЧИР стали Ассоциация интеллигенции ЧИР (лидеры - Х.Магомадов, Н. Мунаев), Общество имени шейха Мансура, Оргкомитет по восстановлению государственнос ти Ингушетии, Чечено-Ингушская Ассоциация обществоведов, Грозненский социал-демократический клуб, независимые профсоюзы ЧИР. Председателем ДДР ЧИР был избран профессор Саламбек Хаджиев, сопредседателем Джабраил Гакаев, секретари - председатель Ассоциации интеллигенции ЧИР Хасмагомед Магомаев, председатель рескома профсоюза работников науки и образования Хизир Герзелиев, доцент Грозненского нефтяного института Евгений Сараматин, директор Чечено-Ингушского музея изобразительного искусства Бек Абадиев.

ДДР выступило против разделения ЧИР. Движение поддержало идею суверенитета ЧИР, но выступило против курса на автаркию (самоизоляцию). ДДР заявляло, что суверенитет - не самоцель, а средство создания "преуспевающего открытого полиэтнического гражданского общества, где приоритетом являются права и свободы граждан независимо от их этнической принадлежности".

ДДР в августе-сентябре 1991 года активно поддержало массовые выступления граждан ЧИР, требуя отставки Д. Завгаева и его Верховного Совета и проведения новых свободных выборов. Осенью 1991 года руководство ДДР последовательно выступало против стремления радикальной части Исполкома ОКЧН захватить власть вооруженным путем. Во время выборов президента и парламента Чеченской республики 27 октября 1991 года ДДР стало центром бойкота действий Исполкома ОКЧН, стремившегося узаконить уже захваченную власть. ДДР совместно с Ассоциацией интеллигенции ЧИР, Движением за сохранение Чечено-Ингушетии (ДСЧИ) стали организаторами антидудаевского митинга на площади шейха Мансура, ядром политической оппозиции власти национал-радикалов.

После Указа Президента РФ (8 ноября) о введении ЧП на территории ЧИР ДДР выступило против действий российского руководства и отказалось от активной борьбы против режима Д. Дудаева.

В 1992 году ДДР объединилось с Общественно-Политическим Движением "Даймокх" ("Отечество"). Вскоре реорганизованное на новых идейных и организационных началах ОПД "Даймокх" и созданный по его инициативе "Круглый стол" демократических партий и движений Чечни стали главной политической оппозицией режиму Д. Дудаева. (cм.: Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Новая Ингушетия. Ук. соч., с. 14).

20. После принудительного роспуска Верховного Совета ЧИР и передачи власти Временному Высшему Совету из 32 депутатов Временный республиканский Комитет по выработке законодательных актов государственного устройства приступил к работе. На первом заседании его председателем был утвержден Л. Магомадов, его заместителями были избраны Д. Гакаев и депутат ВС РСФСР от ЧИАССР писатель Саид-Хамзат Нунуев. При Комитете была создана Kонституционная комиссия, где велась работа по разработке Конституции Чеченской республики и других правовых актов государственного устройства.

После раскола ВВС и захвата власти Исполкомом ОКЧН работа Временного Комитета была приостановлена. Л. Магомадов, Д. Гакаев, С.-Х. Нунуев и ряд других в знак протеста прекратили сотрудничество со структурами Исполкома ОКЧН, в том числе и работу в Конституционной комиссии.

21. См. Юсуп Сосламбеков. "Чечня (Нохчичоь) - взгляд изнутри" М., 1996, 10-13.

22. Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Указ. соч., с. 41.

23. Автор данной статьи был участником этого совещания, которое продолжалось всю ночь, и только на рассвете удалось убедить колеблющихся членов Совета в необходимости принятия вышеуказанных решений. Нам тогда казалось, что методами политической борьбы, политических решений еще можно спасти положение.

24. См.: Паин Эмиль, Попов Аркадий. Российская политика в Чечне: как она зарождалась, как привела к войне и чем отзовется завтра. 1. "Да здравствует революция!" Известия, 7 февраля 1995 г.

25. См.: Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Указ. соч., с. 41.

26. Автору этих строк довелось присутствовать на III съезде ингушского народа и вместе с А. Руцким и другими почетными гостями быть в составе его президиума и выступить на съезде. В своей речи, тепло принятой залом, я пытался, опираясь на исторический опыт формирования вайнахского народа, обосновать необходимость сохранения единой республики и вместе с ней историческую перспективу формирования чечено-ингушской (вайнахской) нации.

27. Коган-Ясный В. Чеченские перекрестья. Статьи, очерки, документы. М., 1995 с. 12-13.

28. См. Музаев Тимур, Тодуа Зураб. Указ. соч. с. 41.

29. Впоследствии председатель избиркома Р. Хаджиев и его заместитель С. Керимов публично покаялись и признали факт повсеместной фальсификации выборов. В парламенте оказались люди, за которых не было подано и десятка голосов. В качестве примера назывались фамилии Цетиашвили, Яндарбиева и др. По мнению Юсупа Сосламбекова (одного из лидеров ОКЧН) "во время выборов при помощи председателя Центризбиркома Д. Дудаеву удалось провести в Парламент ЧР кандидатов, не набравших нужного количества голосов (такие как, Матэ Цехисашвили, Ахъяд Идигов, Зелимхан Яндарбиев, Ахмед Мальсагов, Саламбек Кунчалов, Хамид Хусаинов, Махмуд Бибулатов, Леча Идигов), все они являлись либо родственниками, либо преданными президенту людьми". (См.: Юсуп Сосламбеков . "Чечня (Нохчи-Чоь) - взгляд изнутри" М, 1996, с.16-17).

30. См. Коган-Ясный В. Ук. соч. с. 13-14.

31. "Солидарность" № 13 (110) 1995 г.

32. Тощенко Ж.П. Чеченский кризис: человеческий потенциал проблемы. // Социальные конфликты: Экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения. № 10, часть II. М., 1995, с. 152.

страницы  [1] [2] [3] [4]

[предыдущий доклад]  [содержание]  [оставить отзыв]  [следующий доклад]