Сборник статей: Чечня и Россия: общества и государства

Саид-Ахмед Исаев, доктор исторических наук, профессор Чеченского государственного университета, Джохар (Грозный).

Крестьянство и социально - экономическое развитие Чечни в XVIII - середине XIX века

страницы  [1]

Вопрос о социальном строе Чечни в XVIII - середине XIX века - один из наиболее запутанных вопросов чеченской истории. Многие исследователи как досоветского (прежде всего - М.Ковалевский), так и советского периода стояли на позициях признания Чечни этого периода обществом, основанном на "родовом строе".1. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. В 2 т. М., 1820. Вартапетов А.С. Проблемы родового строя ингушей и чеченцев//СЭ. 1932. С. 14; Далгат Б. Материалы по обычному праву ингушей//ИИНК. Грозный. 1930. Вып. 2; Родовой обычай чеченцев в прошлом//ИИ НИИК. Грозный.1935. Вып. 4. Другие представляли Чечню обществом феодальным. Но и та, и другая позиции встречаются с серьезными трудностями.

Признать Чечню этого времени родо-племенным "доклассовым" и "догосударственным" обществом трудно по двум причинам. Во-первых, мы знаем, что чеченцы искони жили на Северном Кавказе и уже в древности у них были государственные и протогосударственные образования ( о характере которых известно очень мало). Так, вайнахские племена входили в состав аланского многоплеменного союза, который в X-XII веках приобрел черты государства, причем в бассейнах Терека и Сунжи возникали крупные поселения, в том числе городского типа (Магас). После татаро-монгольского нашествия и распада Алании здесь возникает государство Симсим, погибшее в результате нашествия Тимура. Наконец, в XVI-XVIII вв. известно много мелких феодальных владений в Чечне. Таким образом, объявлять Чечню XVIII в. "доклассовым" обществом трудно. Во-вторых, родовой строй в нашем представлении неразрывно связан с очень примитивными и архаичными производительны ми силами. Между тем Чечня XVIII-XIX вв. - общество очень высоко развитого земледелия, житница Кавказа, кормившая своим хлебом соседние земли, причем чеченский хлеб вывозили за пределы Кавказа.

Но и концепция феодализма также сталкивается с большими трудностями. Дело в том, что черты феодализма в Чечне значительно ярче выражены в XVI-XVII вв., чем в XVIII, и упоминания о чеченских князьях, постоянно встречающиеся в источниках предшествующего периода, с XIX в. исчезают.

Так что же представлял из себя социальный строй Чечни XVIII-XIXвв.? Поискам ответа на данный вопрос и посвящена настоящая статья.

Разрушение феодального государственного образования Симсим не означает утраты чеченскими крестьянами агрокультурных и агротехнических навыков, что дало возможность в XV-XVII вв. восстановить разрушенное войной хозяйство. Наиболее быстро его восстановление и развитие происходило на плодородных землях равнинной Чечни, население которой возрастало за счёт возвращения крестьян, ранее вынужденных бежать в горы и вести войну с монголо-татарами. Но это восстановление и развитие происходит в новых социально-политических условиях - когда над крестьянскими общинами уже не довлеет государство и они всё более успешно противостоят власти отдельных князей, остаивая от их посягательств независимость союзов аульских обществ.

В XVI-XVII вв. территория Чечни была разделена на княжеские владения и множество союзов сельских обществ. Феодальными владетелями Чечни были эли (князья), оьзди нах (уздени - благородные люди, иногда их называют дворянами), бяччи (правители) аульских обществ и кабаков (селений).2. Исаева Т.А. К вопросу о занятиях населения Чечено-Ингушетии в XVII в.//Известия ЧИ НИИ ИЯЛ. Т. IV. Ч. 3. Вып. I. Грозный. 1974. С. 25. В терминологии русских источников такие феодальные владетели зачастую назывались мурзами, а иногда князьями.

Одним из феодальных правителей Чечни был Ишеримов - мурза, являвшийся собственником крупного земельного массива в середине XVI века.3. Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. М. 1889. Вып. I. /1578-1616 гг./. С. 64. Во второй половине этого столетия выделяется Ших-Мурза Окуцкий, который становится известен не только среди кавказских владельцев. Его одинаково хорошо знали цари Московского и Грузинского государств, крымские ханы и другие. Князь Ших Окуцкий при необходимости выставлял довольно-таки большой для одного кавказского феодала того времени воинский отряд в 500 и более воинов.4. Там же. С. 66. Князь Батай, племянник Ших-мурзы, также играл видную роль на Кавказе, возглавил посольство из Чечни в Москву (1588 г.). Ему сделал роскошный приём царь Фёдор Иванович, одарен он был богатыми подарками наравне с грузинским царём Александром.5. История народов Северного Кавказа с древнейших времён до конца XVIII в. М. 1988. Он побывал в Москве и в 1605 году, когда его в торжественной обстановке принимал уже Лжедмитрий I.6. Там же. С. 347.

Нельзя не упомянуть Айбирь Батаева, который в середине XVII в. был одним из самых влиятельных князей Северного Кавказа.7. Белокуров С.А. Указ. соч. Вып. III. С. 16. Он, как и все чеченские феодальные правители поддерживал тесные связи с соседними феодалами и представителями российской администрации на Тереке. Чеченские князья были постоянно окружены военной охраной. Князья являлись наиболее крупными владельцами земельных угодий, сдаваемых ими сельской общине или группе крестьян за плату натурой.

Однако наряду с княжескими владениями сохранялись и свободные, не подчиняющиеся князьям, сельские общины. В горных и высокогорных зонах Чечни имелся целый ряд союзов сельских общин под названием "обществ", горских "землиц" и "земель": мичкизы, меризи, шубуты, мулки, калки, ероханские люди, тшанские люди, ококи, окочанская земля.8. Записки терского общества любителей казачьей старины. 1914. № 9. С. 73; Лавров Л.И. Эпиграфические памятники Северного Кавказа. М. 1966. С. 200-203; Исаева Т.А. Указ. Соч. С. 20-21. Эти образования в одних случаях объединяли несколько общин разных тейпов, в других - являются наименованием отдельных тейповых организаций, включающих два-три поселения.

Мы не в состоянии по крайне скудным, в основном - русским, источникам восстановить политические события в Чечне XVII в., очевидно, очень бурные. До нас дошли лишь отголоски этих событий. В XVIII в. собственно чеченские князья исчезают, вместо них зато много упоминаний о кабардинских и кумыкских князьях в Чечне. Что же произошло?

Российские авторы XVIII-XIX вв., основываясь на сообщениях чеченцев и представителей других северокавказских народов, сообщают о антифеодаль ных, антикняжеских движениях, охвативших Чечню в XVII в. и нанесших мощный удар феодальной верхушке (что находит подтверждение и в чеченском фольклоре). Так, Н.Данилевский писал: "Чеченцы имели прежде князей, но впоследствии истребили их и прибегли к своим соседям".9. Данилевский Н. Кавказ и его коренные жители. М. 1851. С. 192. С.Броневский, опираясь на свидетельства XVIII века (И.А.Гюльденштедта) собщает о тех же событиях: "Чеченцы не имеют своих князей, коих они в разные времена истребили, и призывают таковых из соседственных владений, из Дагестана и Лезгинистана, наипаче от колена Аварского хана; но сии князья малою пользуются доверенностью и уважением".10. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М. 1823. С. 18.

Почему серия успешных крестьянских восстаний ведёт к истреблению своих князей - понятно, но почему затем призываются "варяги"? Князья, особенно - "иноземные" - кабардинские и дагестанские, могли лучше организовать сопротивление вторжениям ногайцев и калмыков - опираясь при этом на помощь других дагестанских и кабардинских феодалов. Кроме того, многие из них находились в отношениях службы-зависимости с русскими военными властями, что давало чеченским крестьянам некоторую защиту и от русских. Так, кабардинские князья Бековичи-Черкасские обязываясь считать тот или иной аул им подвластным, тем самым избавляли их от разорения российскими войсками. Известно также, что в 1764 г. кизлярский комендант Н.А.Потапов предлагал российскому правительству предоставить кабардинским князьям и им подвластному населению ряд таможенных льгот, в числе которых первой, по его мнению, должна была быть беспошлинная торговля хлебом, "потому что оного более будет сюда привозимо".11. АВПРИ. Ф. Кабардинские дела. 1743, Д. 6. Л. 18. Поэтому платить относительно небольшую подать, "ясак", и становиться по терминологии русских источников "ясачными людьми" для чеченских крестьян было даже выгодно.

Так, в ясачной зависимости от кабардинских князей находилось чеченское общество Шубут. Крестьяне Дикеевой деревни в "Шибутской землице" платили "ясак" кабардинскому мурзе Татархану Арасланову, а крестьяне деревни Варанды этого же общества ежегодно обязаны были шамхалам Дагестана платить пять лисьих шкур.12. Кабардино-русские отношения. Т. I. М. 1857. С.1 25. (Мы видим, что такая подать - скорее символическая).

Кроме того, если наличие своих, чеченских, князей неизбежно означало возвышение всех их родственников и их тейпа, и столь же неизбежно вызывало резкое расслоение чеченского общества, то чужие князья такой угрозы крестьянской свободе не несли. Наконец, князья-"варяги", не опиравшиеся на свои тейпы и кланы, просто были слабы и, при случае, чеченские крестьяне могли прогнать их ещё проще, чем они прогоняли своих князей.13. И.М.Саидов пишет: 'Выбирать правителей из числа своей знати чеченцы и ингуши опасались по той причине, что представители знати, опираясь на своих родственников, могли упрочить свою власть и не считаться с интересами населения' - Саидов И.М. Этнографический и фольклорный материал о клановых отношениях у чеченцев и ингушей. Археолого-этнографический сборник. Т. 2. Грозный. 1968. С. 275-276.

И в XVIII в. мы имеем сведения о серии таких восстаний (в 1708, 1732, 1757, 1758, 1760, 1774 и в 1785-1791 гг.), уже против этих князей-"варягов", связанных, очевидно, и с борьбой с русскими, которым эти князья служили - с военной администрацией на Тереке. И.Георги пишет: "Чеченцы имеют у себя князей и дворянство. В 1773 г. умертвили они своих владетельных князей".14. И.Г.Георги. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. Ч. 2. С.-Пб. 1779. С. 59. С.Броневский писал: "Чеченцы имели прежде князей, но впоследствии истребили их и прибегли к своим соседям, особенно к владельцам Аварии, прося дать им кого-нибудь из родственников владычествующего дома; а как замечено, что чеченцы, народ свирепый и буйный, не только не уважают чужеземных князей, но даже приносят их в жертву жестокого своего характера и самоуправства, чеченцы принуждены избирать из среды себя старших, хотя, невольно на то соглашаются".15. Броневский С. Ук.соч. С. 181. Поскольку власть чужеземных князей часто была номинальной, очень часто, очевидно, и освобождение от неё было не трудно - чеченские общины просто отказывались платить дань.16. О том, как легко обращались чеченцы с иноземными князьями, свидетельствуют письма кизлярскому коменданту кумыкской княгини Росланбековой, которая жалуется, что подвластные ей чеченцы перестали платить ей дань, а 'желают отдавать оную брагунскому владельцу Кучуму, который хочет над оными властвовать'. ЦГАДА Ф: 23, оп. 1, д. 13, ч. 62, лл. 337-337 об.

Таким образом, и эта, относительно номинальная, власть чужеземных князей в XVIII в. исчезает и А.Берже уже пишет: "Чеченцы в своём замкнутом кругу образуют собой один класс - людей вольных и никаких феодальных привилегий мы не находим между ними".17. Берже А.П.Чечня и чеченцы. Тифлис.1859. С. 90.

Если власть князей "сжимается" и исчезает, то вольные крестьянские общества, напротив, расширяются и укрепляют свои позиции. Более того, в XVIII в. начался процесс объединения чеченских обществ и земель в большие территориальные единицы, границы которых в значительной мере определялись природно-географическими факторами и нормами обычного права. Жители аулов, хуторов, отдельных местностей были объединены в крупные политические союзы или, как их определяют исследователи, - "вольные общества": ауховцев, качкалыковцев, ичкеринцев, мичиковцев, шатоевцев, мальхистинцев и других. С 50х годов XVII века шатоевцы могли выставить тысячу воинов. Мичиковцы или мичкисская земля в 40-х годах XVII века объединяла 36 аулов.18. Очерк истории Чечено-Ингушской АССР. Т. I. Грозный. 1967. С. 55.

Отношения между этими обществами регулировались адатом (обычным правом). Таким образом, в Чечне устанавливается строй, в котором численно преобладающим и господствующим социальным классом оказывается свободный крестьянин-общинник.

Этот строй, как мы видели, явился результатом длительной и сложной социальной эволюции и его нельзя рассматривать как "первобытный" родоплеменной строй, как об этом, например, писал Б.Далгат: "Мы застаём род у чеченцев в первоначальном, чистом виде...".19. Далгат Б. Родовой быт чеченцев и ингушей в прошлом. Известия Ингушского НИИ. Т. 4. Вып. 2. Орджоникидзе, 1934. С. 53. Нельзя видеть в нём и какую-то "социальную деградацию" по сравнению с княжеской эпохой. Тем более, что установление этого строя связано не с упадком производительных сил, а, напротив, с их дальнейшим и довольно бурным развитием.

Отсутствие крепостного права и сведение к минимуму и постепенное исчезновение других форм феодальной эксплуатации (даней князьям) способствовало заинтересованности чеченского крестьянина в результатах своего труда, высвобождению его энергии. По сравнению с другими кавказскими регионами Чеченский край по развитию своего хозяйства вырывается вперёд.

Уже в XVIII в. значительно вырастают посевные площади, увеличивает ся сбор урожая зерновых культур. По некоторым сведениям нормальными урожаями были сам 10 - сам 15. Подтверждением этому служат и открытия историков-дагестановедов. Так, исследователи истории Дагестана, установив деградацию террасового земледелия у аварцев, объясняют это "появлением дешёвого чеченского хлеба", вследствие чего с XVIII века в высокогорной Аварии отмечается преобладание роста товарности скотоводства над земледелием.20. 'Материальная культура аварцев'. Махачкала. 1967. С. 22.

В связи с развитием земледелия и увеличением посевных площадей зерновых культур шёл интенсивный процесс смены профилирующих отраслей хозяйственного строя Чечни. Если в равнинных просторах земледелие стало преобладающей отраслью хозяйства, то в горных районах Чечни экстенсив ное земледелие уступало свои господствующие позиции скотоводству. Местные условия соответствовали развитию этой важной хозяйственной отрасли. Тёплый климат и природно-географическая среда позволяли чеченцам кормить свой скот подножным кормом в течение всего года. На прекрасных альпийских лугах скот пасли в продолжение 3-х - 4-х месяцев, а остальное время года он пасся на равнине за Тереком.21. Записки кавказского отдела Российского географического общества. Кн. 25. Вып. 4. Тифлис. 1905. С. 27. Такую систему ведения хозяйства заимствовали у чеченцев русские и украинские крестьяне и казаки.22. Известия Российского географического общества. Т. 4. Тифлис. 1909. С. 215.

Отличительной особенностью хозяйственного развития чеченцев можно считать наличие достаточно развитого земледелия и отгонно-пастбищной системы скотоводства, значительно повышающей его продуктивность. Горы, предгорная равнина и равнина с речными долинами создавали, как уже отмечалось выше, весьма благоприятную среду для хозяйственной деятельности.

С основными видами занятий населения были связаны и домашние промыслы. Эти промыслы были не только дополнением к основным видам хозяйственной деятельности, но и неотъемлемым атрибутом натурального хозяйства, призванным обеспечить сельскохозяйственными орудиями, одеждой, предметами домашнего обихода, средствами передвижения чеченских крестьян-общинников. В сельских общинах занимались обработкой шерсти, металла, дерева, глины. Развито было кузнечное и ювелирное дело, производст во оружия. Ювелирное, оружейное, кузнечное производства оформились в ремёсла, приобрели к XVIII веку товарный характер. Тем самым создавались условия, облегчавшие установление более тесных экономических связей с соседними районами - Ингушетией, Дагестаном, Грузией, Кабардой, Осетией, казачьими станицами и крепостями Терека. Через Чечню в разные направления шли важные торговые дороги: от Астрахани до Терского городка в Чечне и дальше через Дербент в Азербайджан. Торговый путь проходил через Чечню - Аргунским ущельем - и в Восточную Грузию.

Из документов известно, что через территорию Чечни на Северный Кавказ и Закавказье, начиная со второй половины XVI века, везли мануфактур ные, а в XIX веке - фабрично-заводские товары из Москвы и Нижнегород ской ярмарки. В свою очередь из Азербайджана и Грузии по этому пути поступали главным образом персидские товары - бумажные, шёлковые и шерстяные ткани. Часть этих товаров оседала в Чечне. Чеченцы покупали у русских купцов холст, немецкие ткани, предметы из железа и меди, белила, меха, зеркала, разную посуду и т.д. Из Чечни везли на рынки Терского городка, Кизляра и Моздока - скот, лошадей, пшеницу, просо, бурки, башлыки, шкуры, шерсть, ковры и прочие товары.23. Исаева Т.А. Ук.соч. С. 35.

В конце XVIII - начале XIX вв. расширяются хозяйственные и торговые связи чеченцев с населением терских казачьих станиц. В 1811 г. кавказской администрацией были открыты первые меновые дворы в крупных станицах Наурской и Лашуринской, предназначенные преимущественно для товарообмена с чеченцами. В последующем дополнительно были открыты Червленский и Амир-Аджиюртовский меновые дворы (1846).24. РГИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 3. Л. 368. Постепенно Чечня вовлекалась в орбиту товарно-денежных отношений.

В крестьянской земельной общине Чечни характерным было сочетание коллективной и частной собственности. Индивидуальная или частная собственность отдельных семей распространялась на пахотные, покосные и частично, пастбищные, земли; а общинная собственность включала в себя пустующие и неудобные для пользования земли.25. Иваненко Н.С. Горные чеченцы.//Терский сборник. Вып. 7. Владикавказ. 1870. С. 35; Россикова А.Е. Путешествие по центральной части горной Чечни. Тифлис. 1895. С. 14. Сочетание этих двух форм собственности - частной и коллективной - было источником силы и слабости чеченской крестьянской общины. Коллективные формы землепользова ния и возникшие на их базе общественные отношения сплачивали общинников в борьбе,как против попыток феодалов захватить их земли, так и против принуждения к личной зависимости крестьян от феодалов. Частная же собственость расшатывала устои общины, так как вела к социальному неравенству и подрывала общинный коллективизм. Процесс развития наследствен ного землевладения возник раньше и был характерен для сельских обществ нагорной Чечни. Здесь ещё в раннее средневековье крестьяне своим трудом освоили лесные поляны для хлебопашества. Нарушая обычаи коллективной собственности, часть чеченских крестьян-общинников становилась собственниками именно этих, окультуренных своими руками, земельных участков, которые из года в год расширялись, а затем "передавались по наследству прямым потомкам".26. УГА РСО-А. Ф. 256. Оп. 1. Д. 10. Лл. 34-35.

Силами крестьян и других категорий трудового населения были созданы крупные очаги пашенного земледелия в Чечне: в районе междуречья Сунжи и Терека, на Чеченской равнине, в предгорных районах края. Эти пахотные земельные участки становились собственностью крестьян.

Значительное число лично свободных крестьян, с целью расширения земельных участков, выйдя из общины, ещё в далёкие времена, осваивая и вводя в сельскохозяйственный оборот всё новые и новые земельные участки, создавали на них хутора. Наиболее интенсивно процесс переселения крестьян-землевладельцев из больших селений в хутора проходил в районе Ичкерии, расположенной в юго-восточной части Чечни. Хуторяне этого региона, как и других горных районов края, сочетали земледелие со скотоводством. В высокогорных районах главенствующая роль принадлежала скотоводству. У хуторян было больше посевов, рабочего скота, чем в крестьянских хозяйствах, оставшихся в селениях.27. Этот естественный ход экономического развития чеченского аула был затем насильственно нарушен вмешательством правительства России и его администра тивной политикой, о чём, в частности, пишет в своих записках управляющий межевой частью Терской области:'Вследствие неимения при аулах достаточной земли, - отмечал он, - жители в прежнее время выселялись в леса, расчищали их под пахоту и покос, и вели там хуторскую жизнь. Такой порядок продолжался почти до последних 10 лет, но затем распоряжением правительства хутора были уничтожены, и жители вынуждены были вернуться в аулы. Это крайне стеснило и вредно отозвалось на их хозяйстве'. РГИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 3. Л. 368. В рассматриваемое время было положено начало использованию вольнонаёмного труда на массивах крестьянских полей. Некоторые из землевладельцев сдавали земельные участки в аренду и использовали наёмный труд. Отныне работа по обработке полей, посеву, уборке урожая на полях зажиточной части крестьян должна была осуществляться сезонными, временными рабочими, владельческим рабочим скотом и инвентарём. Вольнонаёмный труд использовался лишь постольку, поскольку хуторское производство усложнилось и расширилось за пределы возможностей собственников-крестьян обойтись трудом своей семьи. Нанимались преимущественно в хозяйства богатой части населения равнинной части выходцы из горного Дагестана, где отходничество на сезонные и временные работы приняло массовый характер.28. Материальная культура аварцев. Махачкала. 1967. С. 22.

В целом из имеющихся источников со всей определённостью явствует, что юридическим основанием на право землевладения в крае были: наследование, покупка, дарение и другие "известные всем европейским законодатель ствам" способы приобретения права собственности.29. РГИА ГР. Ф. 13. Д. 1777. /Высшие классы коренного населения Кавказского края и правительственные мероприятия по определению их классовых прав/. Л. 4. Не случайно в докладах в адрес Терской комиссии постоянно подчеркивается невозможность введения в горной части Чечни системы переделов. Во-первых, потому что в большинстве случаев участки на правах частной собственности были хорошо известны местному населению и как бы защищены нормами обычного права. Во-вторых, "само географическое положение местности не даёт возможности создавать новые порядки" в поземельных отношениях. И, в третьих, горные участки "представляли ценность лишь в руках собственников", так как "они заботятся об улучшении почвы", а только при постоянных затратах труда земли могут давать урожай. Тот же начальник межевой части Терской области выражал опасение, что уничтожение вековых прав местного населения на частное владение своими наследственными участками может подорвать доверие чеченских горцев к действиям правительства и к "самому началу собственности". Личные же участки, по его убеждению, имели почти все чеченцы.30. РГВИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 3./Доклад управляющего межевой частью в Терской области от 1 декабря 1879 г./ ЛЛ. 37-38. Документальные источники свидетельствуют, что на рубеже XVIII-XIX вв. в равнинной Чечне в одних фамилиях приходилось земли на двор 100 десятин и более, а в других - 20-30 десятин.31. ЦГА РСО-А. Ф.256. Оп. 1. Д. 61. ЛЛ. 172-213 /Доклад Чеченского отдела комиссии по личным и поземельным правам туземного населения Терской области./. 1870.

Таким образом, в Чечне к XIX в. устанавливается общественный строй, основанный на доминировании свободных крестьян, объединенных в самоуправляемые общины.

И уже на основе этих общин, в условиях борьбы с российским колониальным наступлением, вновь начинаются процессы государствообразования, но, очевидно, уже иначе, чем раньше.

Этот процесс государствообразования проходит через несколько периодов.

В первый период первым имамом народов Северного Кавказа становится житель чеченского села Алды по имени Мансур, который "призвал к объединению горцев". Он ищет путь сохранения независимости народов региона от российских военных властей на Тереке. Однако его попытки объединить многочисленные северокавказские народы, разобщённые территориально, несколько неравномерно развивавшиеся в хозяйственном и социально-поли тическом отношении, не дали результатов. Движение, длившееся с 1785 по 1791 годы, было подавлено, а имам Мансур препровождён в Петербург, заточён в Шлиссельбургскую крепость на "безисходное (пожизненное - С.-А.И.) в ней пребывание", где и скончался 13 апреля 1794 г.

В первые десятилетия XIX века заметно активизировались действия России по установлению ее реального господства России на Северном Кавказе - насильственное подчинение местного населения и колонизация их земель. На равнинной территории Северного Кавказа постепенно устанавливается военная власть России. Установление российской власти закреплялось строительством крепостей и укреплений. Так возникли крепость Грозная, Преградный стан, Назрань, Воздвиженская и многие другие опорные военные пункты, из которых совершали военные экспедиции против недовольных устанавлива ющимися колониальными порядками. Эти события второго периода выдвигали новых политических деятелей, стремившихся объединить народы в борьбе против установления российского господства. Освободительное движение выдвигает лидера Чечни и всего Северного Кавказа - легендарного Бейбулата Таймиева ("грозу Кавказа", как его с большой симпатией называл А.С.Пушкин в "Поездке в Арзрум").

К 20-м годам Бейбулат Таймиев стал выступать за объединение всех чеченских обществ и земель для создания единой системы административно -территориального управления. Не случайно поэтому, именно он был избран старшиной Чечни и наделён титулом "мехкан да" ("владетель страны"). Командир Левого фланга Кавказской линии полковник Сорочан, сообщая наместнику Кавказа о ситуации в Чечне, в августе 1825 года писал: "Бейбулат Таймиев учреждает во всех деревнях, непокорных нам, своё начальство, делает старшин по нескольку в деревнях с тем, чтобы они старшинам же были послушны, а ежели не выполнит кто, то 10 рублей серебром штрафу. А он уже требовать будет исполнения от старшин и всё сделано на присяге".32. РГИА. Ф.1087. Оп.I. Д.340. Л.21.

Другие документальные источники также свидетельствуют о том, что Бейбулат Таймиев пользовался огромной властью, дававшей ему право по своему усмотрению назначать главу сельской администрации в любом чеченском селе, а также смещать его в любое время. Реально существовавшая его власть распространялась практически на все селения чеченцев и сельские общества, за исключением селений междуречья Терека и Сунжи. Последние в это время были отделены от остальной территории Чечни и находились под прикрытием русских укреплений и крепостей кордонной линии по Сунже. Косвенное признание реальной власти Бейбулата Таймиева российской стороной подтверждается тем, что русские генералы называли его "атаманом Чечни".33. Акты Кавказской археографической комиссии /АКАК/. Т. 7. Бейбулат был убит противниками в 1831 г. Но процесс государствообразования в Чечне не прекратился.

После убийства Бейбулата Таймиева руководителем освободительного движения в Чечне выдвигается талантливый представитель духовенства Ташо-Хаджи Саясановский. Он утвердил свой влияние в Большой Чечне, горной части Чечни - Ичкерии, Аухе и Кумыкии (равнинный Дагестан). На втором этапе создания государства Ташо-Хаджи развернул бурную деятельность, направленную на сближение народов Чечни и Дагестана. К весне 1839 г. он "по существу объединил всех горцев, обитающих между Акташем и Аргуном. Центром государственного образования стал аул Мескеты. Ташо-Хаджи здесь воздвиг укреплённый лагерь, опорную базу восстания ".34. Ахмадов Я.З. К вопросу о государственном устройстве имамата Шамиля//Соци ально-политические процессы в дореволюционной Чечено-Ингушетии. Грозный. 1991. С. 86. В начале 1840 г. образование уникальной государственной системы в Чечне стало реальной действительностью. Его ускорили события 1839 года в Дагестане - разгром Шамиля в битве при Ахульго. Они показали необходимость объединения разрозненных сил народного сопротивления, чтобы на их основе создать народную армию, способную противостоять регулярной российской правительст венной арми. И такая армия с единым руководством, с элементами четкой военной организации была создана в 1840 г. Как мы видели, начало основанию такой военной силы положили ещё имам Мансур и Бейбулат Таймиев. Этот период, связанный с деятельностью имама Шамиля, власть которого признал Ташо-Хаджи, характеризуется завершением длительного процесса оформления, а затем подъёма и падения Чеченско-Дагестанского государства.

В состав государства входили территории Большой и Малой Чечни, земли вольных обществ мичиговцев и качкалыковцев и вся горная Чечня. Чуть позже в состав государства была включена территория, населённая аварцами Дагестана. За пределами государства оставались только земли чеченских аулов междуречья Терека и Сунжи, находившиеся за пограничной линией крепостей и укреплений, а с 1845-1857 гг. за линией казачьих станиц 1-го и 2-го Сунженских казачьих полков. В его состав не входили также территории Дагестана, населенные кумыками, даргинцами, лезгинами и табасаранцами, По данным Р.А.Фадеева, территория этого образования составляла "около 900 вёрст в окружности", и была разделена на участки, называемые наибствами.35. Фадеев Р.А. 60 лет Кавказской войны. Т.1. С-Пб. 1889. С. 89 Во главе государства стоял имам Шамиль, а наибства возглавляли наибы, в руках которых была сосредоточена вся власть: административная, судебная и военная.36. Учреждение управления Кавказского и Закавказского края. С.-Пб. 1869. С. 5.

Столицей государства сначала было селение Дарго, расположенное в высокогорной Чечне, затем в 1845 г. столица была перенесена в живописное ущелье у выхода из гор на Чеченскую равнину в сильно укреплённую крепость Ведено и оставалась там до конца Кавказской войны на Северо-Восточном Кавказе.37. История народов Северного Кавказа... С. 152.

С образованием военной государственной организации и созданием регулярной народной армии народно-освободительное движение в Чечне и Дагестане добилось крупных успехов. Народная борьба за независимость и сохранение своих земель продолжала нарастать, в неё включались всё новые и новые силы на протяжении 40-х гг. XIX века. Создание Чеченско-Дагестан ского государства связано с деятельностью имама Шамиля. Однако кодекс законов этого государства (низамы) составил не Шамиль, как обычно пишут историки, а чеченец Юсуп-Хаджи Сапаров, человек весьма грамотный в военных делах, бывший полковник турецкой армии, вернувшийся на родину из Каира, где он служил у известного реформатора Магомед-Али-паши.

Превращение имама Шамиля в фактического повелителя всего северокавказского региона и необычайной его мировой славе способствовали яркие победы под руководством чеченских полководцев Шуаип-муллы Цонтароев ского, Бойсангура Беноевского, Ташо-Хаджи Саясановского, Исы Гендергеноевского. На 80% народно-освободительная армия формировалась из чеченцев и состояла в основном из свободного населения, из представителей класса свободных чеченских крестьян, готовых жертвовать своей жизнью ради своей свободы и свободы и независимости своей страны. А российская армия состояла из крепостных крестьян, бесправных и угнетённых русскими помещиками.

Когда же Шамиль и его окружение стали использовать государственную власть в личных интересах, превращаясь по сути в феодалов, никакие личные качества и усилия Шамиля не могли принести победу. Это обнаружилось сразу же после потери Чечни и отступления имама в Аварию - горный Дагестан. Вспомним, что Шамиль и его резиденция в течение 20-ти лет (1839-1859) непрерывно находились в Чечне и все его успехи связаны с ней. После отступления в Дагестан Шамиль не выиграл ни одного сражения. Один из самых опытных кавказских генералов Н.И.Евдокимов - и тот расчитывал покорить Дагестан не раньше как в два, три года, а продержался здесь Шамиль не более двух, трёх месяцев. Потеря Шамилём опоры в лице свободного чеченского крестьянства означала конец власти Шамиля и конец освободительной войны.

Подведём итог. В результате мощной антифеодальной борьбы чеченского крестьянства в Чечне устанавливается социальный строй, при котором господствуют свободные крестьяне, общинные и частные собственники земли. Установление этого строя ведёт к большим успехам чеченского сельского хозяйства и экономики в целом. Чечня становится "житницей" Северного Кавказа, его наиболее развитым сельскохозяйственным регионом. В этом обществе, особенно - в связи с растущей российской угрозой, идёт процесс государствообразования. И именно свободное чеченское крестьянство становится главной силой освободительной антиколониальной борьбы.

Примечания

1. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. В 2 т. М., 1820.

Вартапетов А.С. Проблемы родового строя ингушей и чеченцев//СЭ. 1932. С. 14; Далгат Б. Материалы по обычному праву ингушей//ИИНК. Грозный. 1930. Вып. 2; Родовой обычай чеченцев в прошлом//ИИ НИИК. Грозный.1935. Вып. 4.

2. Исаева Т.А. К вопросу о занятиях населения Чечено-Ингушетии в XVII в.//Известия ЧИ НИИ ИЯЛ. Т. IV. Ч. 3. Вып. I. Грозный. 1974. С. 25.

3. Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. М. 1889. Вып. I. /1578-1616 гг./. С. 64.

4. Там же. С. 66.

5. История народов Северного Кавказа с древнейших времён до конца XVIII в. М. 1988.

6. Там же. С. 347.

7. Белокуров С.А. Указ. соч. Вып. III. С. 16.

8. Записки терского общества любителей казачьей старины. 1914. № 9. С. 73; Лавров Л.И. Эпиграфические памятники Северного Кавказа. М. 1966. С. 200-203; Исаева Т.А. Указ. Соч. С. 20-21.

9. Данилевский Н. Кавказ и его коренные жители. М. 1851. С. 192.

10. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М. 1823. С. 18.

11. АВПРИ. Ф. Кабардинские дела. 1743, Д. 6. Л. 18.

12. Кабардино-русские отношения. Т. I. М. 1857. С.1 25.

13. И.М.Саидов пишет: "Выбирать правителей из числа своей знати чеченцы и ингуши опасались по той причине, что представители знати, опираясь на своих родственников, могли упрочить свою власть и не считаться с интересами населения" - Саидов И.М. Этнографический и фольклорный материал о клановых отношениях у чеченцев и ингушей. Археолого-этнографический сборник. Т. 2. Грозный. 1968. С. 275-276.

14. И.Г.Георги. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. Ч. 2. С.-Пб. 1779. С. 59.

15. Броневский С. Ук.соч. С. 181.

16. О том, как легко обращались чеченцы с иноземными князьями, свидетельствуют письма кизлярскому коменданту кумыкской княгини Росланбековой, которая жалуется, что подвластные ей чеченцы перестали платить ей дань, а "желают отдавать оную брагунскому владельцу Кучуму, который хочет над оными властвовать". ЦГАДА Ф: 23, оп. 1, д. 13, ч. 62, лл. 337-337 об.

17. Берже А.П.Чечня и чеченцы. Тифлис.1859. С. 90.

18. Очерк истории Чечено-Ингушской АССР. Т. I. Грозный. 1967. С. 55.

19. Далгат Б. Родовой быт чеченцев и ингушей в прошлом. Известия Ингушского НИИ. Т. 4. Вып. 2. Орджоникидзе, 1934. С. 53.

20. "Материальная культура аварцев". Махачкала. 1967. С. 22.

21. Записки кавказского отдела Российского географического общества. Кн. 25. Вып. 4. Тифлис. 1905. С. 27.

22. Известия Российского географического общества. Т. 4. Тифлис. 1909. С. 215.

23. Исаева Т.А. Ук.соч. С. 35.

24. РГИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 3. Л. 368.

25. Иваненко Н.С. Горные чеченцы.//Терский сборник. Вып. 7. Владикавказ. 1870. С. 35; Россикова А.Е. Путешествие по центральной части горной Чечни. Тифлис. 1895. С. 14.

26. УГА РСО-А. Ф. 256. Оп. 1. Д. 10. Лл. 34-35.

27. Этот естественный ход экономического развития чеченского аула был затем насильственно нарушен вмешательством правительства России и его администра тивной политикой, о чём, в частности, пишет в своих записках управляющий межевой частью Терской области:"Вследствие неимения при аулах достаточной земли, - отмечал он, - жители в прежнее время выселялись в леса, расчищали их под пахоту и покос, и вели там хуторскую жизнь. Такой порядок продолжался почти до последних 10 лет, но затем распоряжением правительства хутора были уничтожены, и жители вынуждены были вернуться в аулы. Это крайне стеснило и вредно отозвалось на их хозяйстве". РГИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 3. Л. 368.

28. Материальная культура аварцев. Махачкала. 1967. С. 22.

29. РГИА ГР. Ф. 13. Д. 1777. /Высшие классы коренного населения Кавказского края и правительственные мероприятия по определению их классовых прав/. Л. 4.

30. РГВИА. Ф. 1300. Оп. 7. Д. 3./Доклад управляющего межевой частью в Терской области от 1 декабря 1879 г./ ЛЛ. 37-38.

31. ЦГА РСО-А. Ф.256. Оп. 1. Д. 61. ЛЛ. 172-213 /Доклад Чеченского отдела комиссии по личным и поземельным правам туземного населения Терской области./. 1870.

32. РГИА. Ф.1087. Оп.I. Д.340. Л.21.

33. Акты Кавказской археографической комиссии /АКАК/. Т. 7.

34. Ахмадов Я.З. К вопросу о государственном устройстве имамата Шамиля//Соци ально-политические процессы в дореволюционной Чечено-Ингушетии. Грозный. 1991. С. 86.

35. Фадеев Р.А. 60 лет Кавказской войны. Т.1. С-Пб. 1889. С. 89

36. Учреждение управления Кавказского и Закавказского края. С.-Пб. 1869. С. 5.

37. История народов Северного Кавказа... С. 152.

страницы  [1]

[предыдущий доклад]  [содержание]  [оставить отзыв]  [следующий доклад]